Мы теряем нашу жемчужину

Озеро Плещеево, возраст которого насчитывает около 30 тысяч лет, — одно из самых крупных озер Верхнего Поволжья. Правда, за последние четверть века оно заметно убавилось в размерах. Причин тому несколько: обмеление рек и речушек, его питающих, уменьшение количества атмосферных осадков и, как ни печально, открытый водозабор. Предполагалось, что этот способ обеспечения водой возросшие со строительством химзавода потребности города, временный. Но началась перестройка, и строительство альтернативного источника пришлось свернуть, подтвердив тем самым, что нет ничего более постоянного, чем временное.

Завтра может быть поздно

На протяжении почти трех десятков лет из озера ежесуточно выкачивается в среднем 24 тысячи кубометров воды, из которых обратно ни кубометра не возвращается — с очистных сооружений вода через озеро Сомино уходит в Волгу.

Так дальше продолжаться не может, решили члены Общественной палаты на заседании, которое состоялось 18 марта, и предложили вернуться к альтернативному проекту, реализация которого приостановлена в начале 90-х.

Как рассказал председатель Общественной палаты Иван Филиппович Анюховский, в правительство области было направлено письмо в надежде, что там соберут совещание по проблеме озера, что начнут приниматься какие-то меры, но, увы…

В ответном письме было рекомендовано провести общественные слушания по вопросу: устраивает ли горожан водоснабжение.

— Это совсем не то, что мы ожидали, — с горечью сказал Иван Филиппович. — Нас волнует то, что мы теряем озеро. Наш город нельзя сравнивать ни с Угличем, ни с Ярославлем или Рыбинском — они воду из Волги берут, в нее же ее и возвращают, мы же из озера только берем. С момента открытия водозабора из него выкачено более 50 миллионов кубов. Можно ли в таком случае делать вид, что ничего не происходит? Происходит! Если молодым эти изменения не заметны, то нам, старшему поколению, очень даже видны. За последние 30 лет озеро «отступило» от границ 80-х годов на 10-15 метров! Если оставить все как есть, то мы погубим жемчужину нашего края. А ведь варианты имеются, нужно их просто проработать с позиции сегодняшнего дня. Например, источник, который был обнаружен в конце 80-х годов у деревни Нила. Правда, он берет начало во Владимирской области, но мы, беря из него воду, в него же, проложив коллектор от очистных сооружений, и сбрасывать будем. Понятно, что на это потребуются немалые средства, поэтому желательно войти в областной и федеральный проекты. Например, в проект «Чистая вода».

Что имеем — не храним

Во все времена озеро было богато рыбой. Самой ценной считалась ряпушка, которая украшает герб Переславля. В ХIV-ХVII веках она была одним из праздничных блюд царской трапезы, за что получила название «царская селедка». Тогда длина ее достигала 50 сантиметров, сегодня знаменитая рыбка, которая уже занесена в Красную книгу, уменьшилась более чем наполовину. Это еще одно подтверждение тому, что озеро сдает свои позиции.

Своими мыслями по этому поводу поделился первый директор национального парка «Плещеево озеро» Юрий Алексеевич Чаплин. Он, как и многие горожане, против забора воды из Плещея.

— Приток воды в озеро с каждым годом уменьшается, — делится он наболевшим. — Один из источников его пополнения — река Трубеж, по которой в свое время ходили баржи, обмелела так, что в иных местах обычную лодку приходится волоком тащить. Если сравнивать весенние паводки 70-х годов и нынешние, то уровень воды упал почти на метр. Но озеро за счет реки пополняется лишь процентов на 10. Основной приток дают подземные источники, но при открытом водозаборе они не в состоянии покрыть убыль. Думаю, нужно вернуться к проекту альтернативного водоснабжения, например, к источнику у деревни Нила. Средства на это, несомненно, потребуются большие, но приходится, как говорится, из двух зол выбирать меньшее — затраты на строительство ничто по сравнению с потерей озера.

Есть и другая проблема, с которой нужно основательно разобраться. Для нужд города достаточно 8-10 тысяч кубов в сутки, берем же — 24 тысячи. Куда уходит оставшаяся вода, ведь на очистные сооружения поступает столько же, сколько было взято из озера? Если перекрыть источник этих потерь, то 10 тысяч кубометров для озера не такая уж и большая нагрузка. Думаю, что этим должна озаботиться в первую очередь городская власть.

— В свое время все, в том числе и на государственном уровне, в один голос твердили, что озеро нужно защищать, — продолжил Юрий Алексеевич. — Даже было издано постановление правительства о сохранении природных ресурсов. В результате после длительных дебатов о том, какое министерство этим должно заниматься, в 1988 году был создан государственный природно-исторический национальный парк при… Ярославском облисполкоме. Как, говорится, нашли выход. Но область это одно, а федерация — другое: у нее и средств больше, и возможностей.

Как отметил на заседании Общественной палаты города начальник участка водоподготовки Николай Шарагин, переславцы пьют самую чистую в европейской части России воду. Но это пока. Летом, в жаркую погоду, она уже начинает отдавать тиной. Это говорит не только о наличии в озере водорослей, но и о замедлении процесса обмена воды. Если раньше полный цикл происходил за пять лет, теперь — за семь. Нарушение циркуляции ведет к нарушению экосистемы озера. Это опять же заметно по популяции ряпушки — слой воды, в котором она обитает, уменьшается. Сейчас он составляет не более 7-8 метров. Чем меньше озеро, тем тоньше этот слой, так что еще десяток-другой лет откачки воды, и про ряпушку можно будет забыть.

— За 25 лет практически ничего не сделано, — сетует Ю.А.Чаплин. — Если протянем еще столько, то потеряем источник чистой питьевой воды, а лет через 300 озеро вообще может стать болотом, и вот уже за это наши потомки нам спасибо не скажут…

В 90-х годах по решению правительства страны был разработан проект по возрождению Волги. В него тогда вошел и Переславль. Планировались канализирование прибрежной части города, ликвидация открытого водозабора, но проект закрыли, и сейчас мы пожинаем плоды…

Не навредить

Этого принципа придерживается нынешний директор Национального парка «Плещеево озеро» Михаил Юрьевич Федоров. По его мнению, на обмеление озера влияет не столько открытый водозабор, сколько истощение всего Волжского бассейна. Волга настолько обмелела, что в некоторых местах, в том числе и в нашей области, возникает проблема с судоходством. Сказывается это и на реке Трубеже — бывали случаи, когда в жаркие летние дни ее течение останавливалось, а мелкие речушки вообще пересыхали. Правда, при этом, как заметил директор нацпарка, озеро практически оставалось в своих границах — спасали родники, бьющие со дна.

— Но это пока, — продолжил он. — Если в ближайшие годы не будут приняты меры по спасению Волжского бассейна, то предугадать судьбу подземных источников и, следовательно, озера несложно. К тому же за последние годы на берегах Трубежа и озера появились целые поселки. Вроде бы ничего плохого в этом нет, но жители бесконтрольно бурят скважины, а за неимением очистных сооружений стоки сбрасывают кто куда, в том числе непосредственно в реку и озеро… Что касается сброса стоков после очистки через Брембольский водоем и Трубеж в озеро, о котором говорилось на заседании Общественной палаты, то проект неплохой, но мы его не поддерживаем. Если пользоваться этим вариантом, то вода на очистных сооружениях обязательно должна проходить ультрафиолетовую очистку. Установка очень дорогая, поэтому иметь на экстренный случай вторую — роскошь и для предприятия, и для города не позволительная. А случись ей выйти из строя, все стоки, как есть, окажутся в озере. Так что хотим мы это признавать или нет, но угроза существует. Поэтому нужно как можно скорее начинать серьезные научные изыскания и уже на их основе разрабатывать проекты и внедрять их. В первую очередь этим должны озадачиться руководители города и области, и, чтобы иметь на все это средства, выходить на федеральный уровень. В противном случае все наши разговоры о спасении озера сегодня не более чем сотрясение воздуха.

Тамара Воробьева.

Author: Тамара Воробьева

2 thoughts on “Мы теряем нашу жемчужину

  1. Может, хватит строить вблизи озера дома и коттеджи и сливать отходы жизнедеятельности человека!!! Река Трубеж тоже, наверное, не исключение…

  2. А нельзя ли было организовать что-то вроде петиции и привлечь к проблеме как можно больше голосов в поддержку спасения нашего озера, как говорится, заострить эту проблему помасштабнее, тем самым заставить власти к движению!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × три =