Гладко было на бумаге — 2

Новость о закрытии в Переславле бюро медико-социальной экспертизы стало как гром среди ясного неба для переславцев. Руководство областной МСЭ подписало приказ о ликвидации бюро в марте, а общественность города и района узнала об этом лишь недели через три.В адрес областной МСЭ в срочном порядке были направлены письма от глав администраций города и района, общественных палат, но ответы оказались малоутешительными.

13 мая закрытие бюро экспертизы обсуждалось на депутатской комиссии по здравоохранению. В протоколе, направленном в областную экспертизу, депутаты рекомендовали выездной прием переславских инвалидов специалистами МСЭ проводить еженедельно. Через неделю состоялась встреча активистов регионального отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ) с представителями Общественной палаты города, депутатского корпуса, обществ инвалидов и родителей детей с ограниченными возможностями здоровья. Тема была та же — закрытие бюро медико-социальной экспертизы.

Основной причиной столь негативного восприятия закрытия бюро МСЭ является отдаленность Переславля и района от Ярославля. Как уже говорилось ранее, от города до областной МСЭ — порядка 150 км, а от самого отделенного в районе поселка Кубринска — более 200. В Переславле и районе проживает около 5,5 тысяч человек с ограниченными физическими возможностями, большинство из них имеют первую и вторую группу инвалидности, то есть это та категория людей, для которой поездки за 20-50 километров — проблема, а тут — сотни километров.

Кроме того, требования к заполнению документов для медико-социальной экспертизы очень строгие. Обнаружив даже малейшую ошибку, врачи-эксперты требуют ее исправления, поэтому инвалиды вынуждены ездить в Ярославль не по одному разу. Примеров тому более чем достаточно.

Несколько лет назад в Переславле была ликвидирована комиссия для людей, имеющих проблемы со зрением, с тех пор они ездят в Ярославль. Причем не только для того, чтобы определить группу инвалидности.

— Недавно мы привезли на комиссию документы для оформления индивидуальной программы реабилитации для наших подопечных, — сказала председатель общества слепых Наталья Смирнова. — Обнаружив ошибки, эксперты вернули документы для исправления и сказали, чтобы в следующий раз приезжали вместе с инвалидами. И это говорят специалисты, которые отлично знают, что лишенный зрения человек с трудом ориентируется в собственной квартире, а тут нужно ехать за 150-200 километров, ходить по многочисленным коридорам и кабинетам. Как только им пришло такое в голову!?

— Прежде, чем закрыть бюро, нужно было провести хоть какую-то разъяснительную работу с населением, обсудить с руководством города и района, — заметил член Общественной палаты Юрий Дмитриевич Петровский. — Тогда можно было бы что-то учесть, предусмотреть. Видимо, не посчитали это нужным, в результате имеем то, что имеем.

В связи с удаленностью от областного центра много проблем и у людей с нарушениями слуха. Например, в Переславле нет врача-сурдолога, поэтому людям приходится ездить в Ярославль, причем не только на консультацию по поводу заболевания и подбора слухового аппарата, но и чтобы оформить получение средств реабилитации — телевизоров с телетекстом, специальных телефонов, будильников и так далее.

По словам председателя общества глухих Валентины Разумовской, сейчас у многих его членов заканчивается срок эксплуатации технических средств, следовательно, нужно опять собирать документы. По новым правилам, чтобы оформить программу реабилитации, инвалид должен пройти трех врачей, сдать анализы, получить у отоларинголога посыльный лист, и все это предоставить в МСЭ лично — таково требование экспертизы. Значит, он должен приехать с сурдопереводчиком, а их в Переславле всего два.

— Непонятно, почему нужно каждый раз подтверждать то, что выдано бессрочно? Например, индивидуальные программы реабилитации, — возмущается Валентина Разумовская. — Ведь на ее оформление уходит дня три-четыре. Зачем все это, если средства реабилитации имеют установленные сроки эксплуатации, по окончании которых их нужно просто заменить?

С трудностями получения средств реабилитации поделилась и Ирина Шилина, мама 8-летнего ребенка с ДЦП.

— Для нас, родителей, проблема не только с оформлением ИПР, но и с получением ортопедической обуви, колясок и так далее. Уже почти полгода я не могу получить обувь для своего ребенка, раньше на это уходило (вместе с оформлением программы) не более двух месяцев. Приходится покупать за свои деньги, но она очень дорогая и не всегда подходит ребенку. И в такой ситуации не я одна. Есть 3-летний ребенок, родители которого более года ждут специальную коляску. Купить ее за свой счет они не в состоянии, так как она дорогая.

— МСЭ должна быть доступной для переславцев! — категорично заявила председатель депутатской комиссии по проблемам здравоохранения Светлана Старостина. — В письме, адресованном Общественной палате города, областная медико-социальная экспертиза ссылается на борьбу с коррупцией, но где гарантия, что областные специалисты не будут брать мзду?

В апреле состоялся форум социальных работников. Там было сказано, что ничего не будет сокращаться и оптимизироваться, если это принесет вред людям. У нас же, как видим, слова расходятся с делом.

Представитель регионального отделения ОНФ Сергей Павлов назвал еще одну причину, по которой, как объяснили ему в областной МСЭ, в Переславле закрыто бюро медико-социальной экспертизы — численность населения города и района должна быть не менее 70 тысяч, у нас же — 64.

— Если это так, то почему бы не создать межмуниципальное бюро экспертизы, включив в зону его обслуживания, например, жителей поселка Петровска Ростовского района? — предложил Юрий Петровский. — Ведь им до Ярославля — тоже не близкий путь, а тут каких-то 30 километров…

В этом неожиданном предложении многие участники встречи увидели решение проблемы. Ведь если специалисты переславской экспертизы принимали по 30 и более человек, то ярославские — не более 15 человек. Даже если они будут приезжать еженедельно, принять всех не смогут, следовательно, оставшиеся будет вынуждены ездить в Ярославль. Или отказаться из-за того, что далеко и накладно. Не получив же инвалидности, человек лишается средств к существованию, так как работать не может, да и не возьмут его — кому нужен постоянно болеющий работник.

Насколько известно, с января нынешнего года ужесточены критерии выхода на инвалидность, что приводит к уменьшению числа инвалидов. Это уже заметно по последним комиссиям. Но, как сказал Павел Гуляев, возглавлявший переславское бюро экспертизы, заболеваемость и выход на инвалидность — процесс, результат которого предугадать сложно: он может быть и в сторону уменьшения, и в сторону увеличения.

Но каков бы ни был результат этого процесса, желательно, чтобы медико-социальную экспертизу переславцы проходили в своем городе, — таково мнение всех участников встречи.

— Бюро экспертизы закрыто, и это свершившийся факт, — подвел итог Сергей Павлов. — Нельзя допустить, чтобы люди с ограниченными возможностями здоровья оказались перед выбором: оформлять инвалидность или отказаться от нее и тем самым ухудшить свое материальное положение. Поэтому задача регионального ОНФ — не только выяснить, как планируется проводить медико-социальную экспертизу для переславцев, но принять все меры по принятию оптимального для них решения.

Тамара Воробьева.

Author: Тамара Воробьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

20 − 1 =