Здравоохранение как оно есть

Работа Переславской ЦРБ, пожалуй, одна их самых обсуждаемых тем как на страницах местных газет, так и в социальных сетях. Понять такой интерес можно, ведь больница — учреждение, куда идут, чтобы получить медицинскую помощь. И тут важно все, что этому сопутствует. К сожалению, в нашей больнице часть этого сопутствующего — со знаком минус. Об этом мы и ведем разговор с главным врачом ЦРБ Ольгой Зотовой.

Первым в этом ряду — лифтовое хозяйство поликлиники, которое в последнее время все чаще дает сбои. И не удивительно, ведь срок эксплуатации лифтов — 25 лет, установлены же они более 30 лет, и за это время ни разу капитально не ремонтировались.

— Ежегодно проводились осмотры и профилактические работы, но этого недостаточно, и на сегодня лифты остановлены, — поясняет Ольга Александровна. — Стоимость замены одного — порядка 350 тысяч рублей. К тому же по законодательству заключить договор на капитальный ремонт можно только после торгов, на подготовку и проведение которого требуется два-три месяца. Отсутствие лифта резко снижает доступность оказания медицинской помощи, так как диагностические службы находятся на верхних этажах. Основываясь на этих фактах, мы смогли получить разрешение от антимонопольной службы на заключение договора на ремонт одного лифта, минуя процедуру торгов. На днях подписываем документ с «Ярлифтом» и думаем, что недели за две специалисты с этой работой справятся.

— 3 декабря прошлого года в инфекционном отделении не осталось ни одного больного. Не потому, что пациентов выписали, а новых не было, а потому, что отсутствовало отопления. По какой причине это произошло, и не повторится ли такая ситуация?

— При запуске тепла произошел разрыв теплосети. МУП «Энергетик» устранил утечку и даже восстановил горячее водоснабжение. Уверенности, что подобное не повторится, нет. Недавно детское инфекционное отделение осталось без горячей воды. Причина выясняется, а пока мы закупили водонагреватели и установили их в процедурных кабинетах и в пищеблоках.

— Ольга Александровна, насколько известно, на сегодня приостановлена плановая эндоскопия взрослых. По какой причине?

— Перед Новым годом вышли из строя два эндоскопа. На их ремонт требуется около 500 тысяч рублей. Один прибор будем ремонтировать путем прямого договора с подрядчиком — обоснования в антимонопольную службу мы уже подготовили, второй — через процедуру торгов. В настоящее время эндоскопическая услуга оказывается в основном пациентам стационара и по острым показаниям, например, при кровотечении или подозрении на язву.

— А что с Рязанцевской амбулаторией? Во время нашей прежней встрече Вы говорили, что оформляете лицензию и что как только комиссия, выехав на место, даст «добро», амбулатория тут же заработает. Жители села звонят и говорят, что она по-прежнему на замке.

— Амбулатория как работала, так и работает. Просто прием терапевта и педиатра велся в здании стационара, там же сдавали и анализы. Сейчас получена лицензия на весь объем медицинских услуг, предусмотренных для амбулатории, — дневной стационар, иммунизацию, лабораторную диагностику и работу «скорой».

— Ольга Александровна, в прошлый раз мы с Вами говорили о том, что родители вынуждены водить детей на прививки в поликлинику, хотя раньше все делали детсадовские медсестры. Начался новый год, и ситуация, судя по всему, не изменилась…

— Медперсонал детских садов входит в штат Управления образования. Чтобы иметь право на оказание доврачебной и врачебной помощи, этим учреждениям необходимо иметь лицензию. По законодательству мы, как лечебное учреждение, не можем заставить детские учреждения оказывать медицинские услуги, но готовы помочь получить необходимые документы. Однако в Управлении образования почему-то решили от этой работы устраниться. Со своей стороны мы постарались сделать все возможное, чтобы дети без проблем проходили иммунизацию в стенах поликлиники — предоставили площади, медперсонал, выделяем время, сегодня, например, принимаются воспитанники одного детского сада, завтра — другого, но для родителей это не очень удобно. Им приходится отпрашиваться с работы или просить родственников. Поэтому считаю, что проблему нужно решать. Возможно, с привлечением общественности и прокуратуры. Переславль — единственный город в области, где вопрос вакцинации воспитанников детских садов находится в подвешенном состоянии.

— В конце декабря в Ярославле обсуждалось создание единой лаборатории. По мнению специалистов Минздрава, это позволит уменьшить расходы и повысить качество оказываемых услуг. Нас это коснется, и если да, то как больница будете организовывать эту работу?

— Одной из причин такого решения — неудовлетворительное состояние лабораторий на местах: дефицит кадров, дорогостоящее оборудование и расходных материалов. Все это далеко не каждому лечебному учреждению по плечу. Что касается нашей ЦРБ, то она — огромное лечебное учреждение и по оснащению, и по загруженности, поэтому наша лабораторная служба не нуждается в централизации. Расстояние до областного центра тоже нельзя сбрасывать со счетов. Думаю, что с учетом этого мы не войдем в приказ. Во всяком случае, будем на это надеяться. Возможно, придем к закрытию лабораторий в Кубринске, Нагорье и в Берендееве. Там нет смысла содержать сотрудников, оборудование, которое должно регулярно поверяться. Любая медсестра может сделать забор крови и транспортом, который все равно курсирует между отделениями, доставить материал в ЦРБ. К тому же мы переходим к единой электронной системе здравоохранения, и доктор, войдя в нее, может получить необходимую информацию, в том числе и результаты анализов. Огромное спасибо ИПС РАН за то, что они взяли на себя установку системы и бесплатно обучают наших специалистов компьютерной грамотности.

— С 1 января российское здравоохранение полностью переходит на одноканальное финансирование. ЦРБ на эту систему финансирования перешла в 2012 году. Прошло три года, каков результат?

— В принципе, в этой системе ничего плохого нет. Единственное, к чему есть претензии, так это к тарифу на медицинские услуги и его наполняемости. Амбулаторный тариф — это только прием доктора, в нем нет стоимости такой дорогостоящей услуги, как диагностика. Порой одно такое обследование стоит 1000 рублей, а с учетом скачков на валютном рынке может быть и выше. Тариф не покрывает эти затраты, и они ложатся на расходы лечебного учреждения.

Большой проблемой для нас являются пациенты, не имеющие медицинских полисов. На сегодня в реанимационном отделении лежат два очень тяжелых пациента из этой категории. Их суточное содержание и лечение обходится в среднем около 20 тысяч рублей. Одному из них лежать в отделении придется не один месяц, посчитать, во сколько обойдется больнице его лечение, несложно. Уменьшилось финансирование на лечение и содержание не идентифицированных пациентов, то есть людей, не имеющих документов. Если в прошлом году на них выделялось около 800 тысяч рублей, то в нынешнем — чуть больше 600 тысяч. А между тем, больница тратит на них более 2 миллионов в год.

— Ольга Александровна, по приказу Минздрава с нынешнего года лечебное учреждение должно предоставлять пациенту информацию о стоимости его лечения. Каким образом это планируется делать в нашей больнице?

— Нами разработаны и заказаны специальные бланки справок, которые после окончания лечения врач будет выдавать пациентам на руки.

Это был последний вопрос, который я задала Ольге Александровне, но не последний у переславцев. Их мы зададим в следующий раз.

Тамара Воробьева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

восемнадцать − 11 =