Листая страницы, заглянем в прошлое

«Родом из Рыбацкой слободы» — так называется книга краеведа и коллекционера Нины Светиковой, презентация которой состоялась в конце апреля в детской библиотеке им.М.Пришвина. Эта книга, как и первая — «И это все о нас», посвящена Рыбацкой слободе и её жителям.

В книге много интересных фактов из истории слободы и её храмах, о значении специфических «рыбацких» слов, двойных фамилий и прозвищ, о рыбацких династиях и образе жизни рыбаков, их жён и детей. Всё это — результат многочисленных встреч и бесед автора с жителями улиц Правой и Левой Набережных, в которых они делились воспоминаниями, показывали фотографии, бережно хранимые в семейных альбомах, чемоданах, а то и в коробках.  

Жизнь не вечна. С годами приходит понимание, что люди, которые, казалось, совсем недавно были рядом, уходят, как и дома, в которых они жили. Уходят в прошлое, из которого возврата нет. Остаются только воспоминания…

Материал для книги Нина Валентиновна собирала два года. Большинство тех, с кем она беседовала, — её знакомые, а с некоторыми связывают и кровные узы, поэтому особых проблем договориться о встрече не было. Проблема была в том, чтобы разговорить их, ведь это люди — много пожившие и много испытавшие. Говорят, что пожилые любят поговорить. В какой-то степени это так. Они готовы говорить о многом, но когда речь заходит о них самих — замыкаются.

— В книге есть глава, которую я назвала «Незаметные люди», — рассказывает Нина Валентиновна. — Появилось название после встречи с 87-летней жительницей Рыбной слободы Валентиной Петровной Волковой. Она рассказала много интересного о семье Шемонаевых, в которой родилась, Волковых, в которую вошла молодой женой, показала старые фотографии. Когда я сообщила, что хочу написать о ее семье, задумалась, а потом сказала, что её семья ничем не знаменита. Мастерили и смолили лодки, плели и чинили сети, ловили рыбу. То есть делала всё то, что делали и другие жители слободы.

Рыбная слобода нашего древнего города упоминается еще в уставной грамоте Василия Третьего 1506 года. На то время озеро являлось собственностью московских князей, а проживавшие в слободе рыбаки составляли дворцовую артель. В «росписях» Переславля-Залесского 1655-1691 годов дан поименный перечень «государевых, дворцовых рыбаков Рыбной слободы». В них — фамилии, которые сохранились до наших дней: Глухарёвы, Федосеевы, Котюнины, Новосёловы…  

Носитель одной из этих фамилий — Евгений Васильевич Волков, потомственный рыбак. Война обошла его стороной — по возрасту не подошёл, но, призванный в армию после ее окончания, восстанавливал Севастополь. Вернувшись, стал работать в рыболовецкой артели, как его отец и три брата — Алексей, Василий и Борис.

— Все это он рассказал мне в последующие встречи, в первую же настороженно отнёсся к моему приходу, — делится воспоминаниями Нина Валентиновна. — Я показала ему старую фотографию рыбаков артели, с которыми Евгений Васильевич работал в молодые годы, и он, не надевая очков, узнал всех. Когда сказала, что хочу написать книгу, обронил: «Зачем, кому это теперь нужно…». На самом деле, человеку за 90, прожил трудную жизнь, и никто о нём ни разу не написал, не вспомнил…  

Рыболовецкая артель «Красный рыбак» была создана в 1924 году, а в 1963 году, после того, как рыбаки написали письмо Первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, была преобразована в участок Ярославского рыбозавода. Просуществовал участок до 90-х годов. Были попытки его восстановить, но ничего не получилось. Опытных рыбаков осталось мало, а молодых нужно обучать. Хоть и были они детьми рыбаков, но должного опыта не имели.

Как рассказал автору книги Василий Николаевич Новосёлов, предки которого ещё при Иване Грозном жили в слободе, ловля рыбы — дело трудное и требует много знаний: «Невод или сеть, когда на веревку сажаешь, нужно рассчитать, сколько грузу дать, чтобы встали прямо. Рыба, она не дура, знает, как обойти, если она сожмётся, ну сеть, значит, то ей и хитрить нечего…».
С фотографии началось знакомство Нины Валентиновны с еще одной жительницей слободы — Ириной Егоровой, внучкой Алексея Поликарповича Чечелёва-Матросова.  

Как рассказала Ирина, читая первую книгу Нины Светиковой, она увидела небольшую фотографию. Ей показалось, что это её дед, о котором в их семье сохранилось мало сведений. Звонок Нине Валентиновне развеял все сомнения.

— При этом она сказала, что хочет рассказать о нём в своей второй книге, чему я была рада, — продолжила Ирина. — Благодаря ей, я раскопала свою родословную аж до четвёртого колена.

Есть и ещё одна занимательная история в книге «Родом из Рыбацкой слободы». В ходе подготовки материала автор познакомилась с Зоей Сергеевной Киселёвой, которую можно смело назвать хранительницей старины. Она до сих пор не разбирает небольшой, в три окна, дом у реки по улице Правой Набережной. В глубине двора — добротный двухэтажный коттедж, где живет её семья. На вопрос, почему не разбирает, ответила, что жалко. В этом доме она родилась, прошло её детство. Дому около 200 лет, а может и больше, так что в нём родилось и жило не одно поколение её семьи. Уже нет крыльца, к входной двери прислонена лестница, по которой можно забраться на чердак — хранилище давно отслужившего домашнего скарба. В доме — русская печь, у окна — старый стол, в одной из комнат — массивный, темного цвета комод, в другой — горка для посуды.  Сколько еще проживет этот дом…

Как сказала Нина Валентиновна, Рыбацкая слобода, это не только люди, но и дома, в которых они жили. А вместе — история, благодаря которой и появились её книги.

Тамара Воробьева.

Author: Тамара Воробьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

три + одиннадцать =