Детский сад — в шаговой доступности

Верховный суд объяснил: если ребенку нет места в детском учреждении в шаговой доступности, то это проблема чиновников, а не родителей.

Многие родители назовут отсутствие мест в ближайшем к дому детском садике стандартной ситуацией. И будут неправы. В одном из последних решений Верховный суд заявил, что отправлять малыша далеко от дома, если в детском саду рядом с домом нет мест, чиновники не имеют права.

Возмутителем спокойствия стала мать маленького мальчика из города Всеволожска Ленинградской области. Она получила отказ от местных чиновников дать её ребенку направление в ближайший детский сад. В него, объяснили маме, — очередь, и мест нет.

Место нашлось лишь в соседнем посёлке за 50 километров. Это женщину не устроило. Она отвезла малыша к бабушке за две с половиной тысячи километров, так как ей пора было выходить на работу, а родных «в шаговой доступности» у матери-одиночки не было.

За защитой права ребенка ходить в ближайший садик, а ей устроиться на нормальную работу молодая мама отправилась в местный суд. Но оба суда — первой и второй инстанции — встали на сторону чиновников. Упорная мать дошла до Верховного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала незаконным бездействие районной администрации, которая не смогла предоставить ребенку место в муниципальном детском саду в пешей доступности от дома.

Существующая очередь в детский сад, по мнению высокой инстанции, не извиняет чиновников, потому что они должны предвидеть потребность в дошкольном образовании. Их обязанность — заранее принимать меры, чтобы мест хватило всем, разъяснил Верховный суд. При этом Верховный суд сослался на постановление Конституционного суда от 15 мая 2006 года № 5‑П.

Местные суды, защищая интересы районной администрации, сослались на статью 67 закона об образовании. Там написано, что государственные или муниципальные образовательные организации могут отказать в приёме, если мест нет.

А ещё местные суды подчеркнули, что истица не выбрала максимально возможное количество учреждений, когда вставала в электронную очередь, и «отказалась от альтернативных вариантов». То есть от садика за 50 километров от дома или группы кратковременного пребывания.

Мать же, обратившись в Верховный суд, написала про право на образование — одно из основных прав человека, записанных во Всеобщей декларации прав человека. По мнению истицы, это право должно быть доступным не только экономически, но и физически.

Под словом «физически» она понимает «безопасную физическую досягаемость, когда учебное заведение находится на разумном географическом удалении». А именно — не более 300 метров в городах и не более 500 метров в малых поселениях. Про расстояние — прямая цитата из Свода правил 42.13330.2011 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений».

Не соглашаясь с решениями местных судов, гражданка писала, что ей эти суды так и не объяснили, почему не учли эти нормативы и не обосновали, почему в электронной очереди необходимо было выбрать максимальное количество вариантов.

Пока Верховный суд разбирался, сыну истицы всё-таки дали место в садике рядом с домом. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам рассмотрела только одно из требований — о признании незаконным бездействие администрации.

Верховный суд подчеркнул — его коллеги упустили из виду: мама воспитывает ребенка одна и детский сад в другом населённом пункте ей не подходит, потому что помешает устроиться на полный рабочий день. Кроме того, истица сделала всё, что от неё зависело, чтобы устроить сына: он состоял на учёте с 2016 года, когда ему исполнился год, и получил право претендовать на место в садике.

А чиновники со своими обязанностями обеспечить дошкольное образование не справились.

Верховный суд посчитал, что ответчика не извиняют очередь и отсутствие мест. Дело в том, что по постановлению Конституционного суда (№ 5‑П) государство и муниципальные образования обязаны сохранять достаточное количество детсадов и при необходимости открывать новые.

А если денег на местах недостаточно — их перечисляют из бюджета.

Кроме того, чиновники не применили норму международного права — Конвенцию о правах ребенка 1989 года. Она предписывает уделять первоочередное внимание «наилучшему обеспечению интересов ребенка, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону».

Верховный суд считает, что п. 4 ст. 67 закона об образовании не противоречит его позиции. Там действительно сказано, что образовательное учреждение может отказать, если нет мест. Но далее говорится, что родители обращаются в региональный или местный орган власти, чтобы устроить ребенка в другую организацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девять + 13 =

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.