Хочешь полечиться? Рискни здоровьем! Часть вторая

2 апреля Загорье посетили представители регионального отделения Общероссийского Народного фронта (ОНФ) и Переславской ЦРБ.

Поводом для визита стало обращение жителей села, которые, по сути, лишены медицинских услуг. А вот целью визита, в первую очередь медиков в лице заместителя главного врача ЦРБ Веры Ефимовой и главного врача Нагорьевского отделения Вячеслава Сидорова, как я полагал, должен был стать поиск путей решения законного требования селян реанимировать их ФАП.

Но я, по всей видимости, ошибся…

В нашей жизни лучшая защита — нападение. Надо полагать, именно так думала Вера Евгеньевна Ефимова, когда в своём монологе перешла в наступление на присутствовавших на встрече граждан.

Остановив свой взгляд на мне, она с претензионной интонацией поинтересовалась, почему на встрече нет представителей местной администрации, ведь данная тема касается именно их деятельности?

Мне стало понятно, что она, скорее всего, далека от мирских дел и событий в жизни общества. Я пояснил ей, что вопросы, касающиеся функционирования ФАПов, давно относятся к полномочиям Департамента здравоохранения, а не администрации городского округа. С чем она категорически не согласилась, вероятно, в силу тех же причин.

Закладывая в обоснование своей позиции некорректную информацию, публично подтвержденную, в том числе и Вячеславом Сидоровым, она убеждала жителей, что в их селе официально зарегистрировано и проживает меньше ста человек.

Значит (в соответствии с приказом №543 Министерства здравоохранения), жителям положен не стационарный ФАП, а только мобильный диагностический комплекс, с приездом в село два раза в год.

С этим люди были категорически не согласны, так как в селе только официально зарегистрировано 145 душ (не считая дачников в летний период), а значит, её трактовка ситуации не соответствует настоящим требованиям и ФАП должен быть и работать на постоянной основе.

Именно об этом, в рамках установленного законом количества жителей, говорит и министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, и президент РФ Владимир Путин.

Но у местных врачевателей по этому поводу, очевидно, имеется своё — иное мнение.

Поэтому она не слышала доводов жителей и настойчиво оперировала в своей речи надуманными фактами, предположительной целью которых было желание подогнать их под действие определённой части данного приказа.

Очевидно, из этих побуждений Вера Евгеньевна скромно умолчала и об удалённости жителей Загорья от больницы, в рамках того же документа, и фактической разницы расстояния в пользу законных интересов жителей.

Вячеслав Сидоров тоже не остался в стороне от её наступательных инициатив, заявив касательно таблеток (дословно), что «хранение медикаментов в здании ФАПа — большая материальная ответственность, лежащая на фельдшере, так как таблетки могут украсть» (имея в виду, вероятно, местных жителей, жаждущих пополнить свои аптечки). Но, как говориться — у кого что болит…

Чтобы подсластить «псевдо-информационную пилюлю», Вера Евгеньевна к сказанному добавила, что теперь участковый врач-терапевт тоже будет приезжать в Загорье.

Но после небольшой паузы уточнила, что всего лишь один раз в три-четыре месяца. При этом здание ФАПа закрыто не будет. Но разве проблема заключается в самом существовании этого строения? Возникает логический вопрос о целесообразности содержания такого ФАПа (с учётом отсутствия фельдшера), неэффективных бюджетных затрат на электроэнергию, топливо, содержания истопника и уборщицы, убирающей виртуальный мусор.

В чём здесь, по её мнению, рациональное зерно? На этот вопрос Вера Евгеньевна предпочла не отвечать. Но при желании найти ответ в её молчании всё же было можно.

Закрыть ФАП они не могут по политическим мотивам, а обеспечить его функционирование не в состоянии по причине глубокой стагнации всей системы здравоохранения, истоки которой они официально озвучить не могут, дабы не потерять автоматом своё рабочее место.

Но это всего лишь моё предположение.

Вячеслав Сидоров тем временем не унимался и, в стремлении окончательно запугать жителей, заявил, что из-за их обращения в ОНФ могут закрыть даже Нагорьевскую больницу, а лично он напишет заявление об уходе.

«И кто тогда будет вас лечить?» — вопрошал он. Но желаемой реакции от жителей он так и не дождался. Уверовав в свою значимость, Вячеслав Сидоров, вероятно, переоценил свои возможности, поэтому забыл в пылу эфемерного приступа, что незаменимых у нас нет, а вот не заменённых — хоть пруд пруди. И, как я полагаю, он давно в их числе.

Для себя я сделал вывод, что у руководства Переславской ЦРБ в лице вышеуказанных представителей кадровая политика и исполнение служебных обязанностей в рамках требований действующего законодательства находятся не на должном уровне, что в итоге ведёт к нарушению законных прав и интересов граждан и подрывает политику государства, направленную на охрану здоровья населения.

Представитель регионального ОНФ, выслушав доводы сторон, пояснил, что сегодня (то есть 2 апреля) будет встречаться с Валерием Астраханцевым и обсудит с ним пути решения обозначенных жителями проблем. Но о результате их беседы мы узнаем позже, ориентировочно в начале мае, когда придёт официальный ответ, который, я надеюсь, фронтовики не забудут прислать жителям села Загорье.

Александр Девяткин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × 2 =

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.