Н. Шилов: «Завод — это мы сами, это наша жизнь, это наша общая судьба»

1 апреля АО «Завод «ЛИТ» отметил свое 40-летие.

Однако его история началась значительно раньше, когда 180 лет назад в центре города рядом с мостом через Трубеж появилась фабрика переславского купца Алексея Чечелёва — довольно прибыльное по тем временам ткацкое производство.

Следующим её владельцем стал другой переславский купец — Сергей Павлов. Перепрофилировав производство, он наладил покраску ситцев и нанесение печати на тканях.

Во время Первой мировой войны фабрика стала собственностью товарищества «Проводник», позже — фабрикой киноплёнки.

20-30-е годы ХХ столетия были временем расцвета плёночных технологий фото- и киносъемки. Еще не окрепшая после гражданской войны страна Советов не могла самостоятельно развивать эти технологии, поэтому в 1928 году было подписано соглашение с французской фирмой «СИМП» о создании в Переславле-Залесском первой в СССР киноплёночной фабрики.

Решение о концессии вызвало всеобщий энтузиазм. Вот, что писала владимирская губернская газета «Призыв»: «… Завод постепенно оживает. Пока еще только стучат молотки и жужжат токарные станки. В скором времени завод заработает…» Действительно, руководство французской фирмы энергично взялось за выполнение своей части договора, но начались проблемы со стройматериалами со стороны советских поставщиков.

Было немало и других неурядиц. В результате договор концессии был расторгнут, а в июле 1931 года силами советских рабочих и инженеров введена в строй Фабрика кинопленки № 5.

Война заставила фабрику, которая уже была крупнейшим в стране производителем аэрофотоплёнки, переориентироваться на выпуск изделий, необходимых фронту. Таких, как плёнки для аэросъемок, рентгеновские пленки и ряд других. 

Первое послевоенное десятилетие стало временем модернизации производства, что позволило не только вернуться к выпуску кинопленки, но и значительно увеличить её объем.

Но не зря говорится, что ничто не стоит на месте. С началом строительства химического завода производство кинопленки стало сокращаться, и в 1973 году были выпущены её последние метры.

Это было связано с масштабным техническим перевооружением предприятия, позволившим наладить производство магнитных лент. К этому времени, а точнее, в сентябре 1970 года, строящийся завод магнитных лент и фабрика №5 были объединены в одно предприятие — Переславский химический завод.

Располагался завод на двух площадках: на новой, которая находилась в северной части города и активно застраивалась производственными корпусами, и на старой, промышленную жизнь которой дала ткацкая фабрика купца Чечелёва.

Это разделение длилось недолго. К 1 апреля 1979 года химзавод перевел свои производства на новую площадку, а на освободившихся площадях заработало новое предприятие — Переславский опытный завод Госниихимфотопроект.

Идея создать на базе старых корпусов, где более 40 лет назад зародилась первая советская киноплёнка, экспериментальный завод принадлежит его первому директору Николаю Гершевичу Ушомирскому. Определил он и задачу, которая была поддержана руководством отрасли — разработка и освоение новых видов фотоматериалов, цветных и черно-белых специальных пленок, материалов для фоторепродукций и других.

Так начался новый этап развития старой площадки. Был он нелегким. Производственные корпуса, на которых предстояло выпускать новую продукцию, больше напоминали руины. Не лучше была и техническая база. Она состояла в основном из оборудования 50-х годов и машин, полученных по репарации из Германии, произведенных еще в 30-е годы.

Но, несмотря на это, завод успешно, можно сказать, стремительно, развивался. В первой половине 80-х годов было освоено более 60 видов новой продукции.

Одновременно с этим выпускалась и традиционная — фото- и киноплёнка, фотобумага, фотополимерные пластины «Целлофот» и другие. 

По словам генерального директора завода «ЛИТ» Николая Дмитриевича Шилова, 40 лет для предприятия — возраст достаточно молодой, однако это серьезный повод осознать историю, оценить успехи, поражения и сделать шаг в завтрашний день.

В истории опытного завода, а ныне «ЛИТ», отразились все перипетии современной отечественной истории. В 80-е годы, несмотря на первые предвестники грядущих перемен, предприятие уверенно смотрело в будущее. Оно не только выпускало востребованную в стране продукцию, но и заботилось о своих сотрудниках, численность которых к тому времени достигла 1200 человек.

Для работников строились жилые дома. Именно при опытном заводе на перекрёстке улиц Кузнецова, Ростовской и Озерной появился один из первых в стране молодежный жилой комплекс с детским садом «Аленушка» в центре. По тем временам это было одно из лучших дошкольных учреждений города.

По воспоминаниям бывшего секретаря комитета комсомола опытного завода, а ныне заместителя директора «ЛИТ» по социально-правовым вопросам Светланы Юрьевны Щукиной, предприятие выделяло средства, чтобы для воспитанников «Аленушки» покупали на рынке мед, ягоды, капусту для заквашивания. Поддерживали детский сад (тогда это был комбинат) и после передачи его городу — помогали с ремонтом, дарили компьютеры.

Под строительство жилья в этой части города заводу была выделена довольно большая территория, вплоть до бывшего воскресного рынка. Но застроить всю не успели. Началась перестройка…

80-е годы были еще и годами дефицита продуктов питания. В те времена существовал анекдот о том, что электрички из Москвы пахли колбасой. Чтобы заводчане как можно реже ездили в столицу за продуктами, завод создал собственное подсобное хозяйство «Лунино». Это был настоящий животноводческий комплекс, который позволял обеспечивать работников завода молоком и мясом. В Министерстве химической промышленности «Лунино» считалось лучшим подсобным хозяйством и даже было награждено переходящим Красным знаменем.

Если 70-80-е годы были годами расцвета опытного завода, то 90-е — годами выживания. К тому же наступала эра цифровых технологий, которая все основательнее теснила отечественное фотохимическое производство. Опытному заводу приходилось искать новые сферы применения своего богатого научно-технического потенциала. 

— С развалом СССР лишившиеся государственной поддержки предприятия стали закрываться, а те, что пытались удержаться на плаву, вынуждены были самостоятельно искать рынки сырья и сбыта, — вспоминает Николай Дмитриевич. — Мы работали к тому времени на оборонную промышленность — 40 процентов нашей продукции была по ее заказам. Министерство обороны прекратило оплату, в результате пришлось сократить выпуск продукции для него.

Самые тяжелые годы для отечественной промышленности пришлись на 1992 — 1997 годы. Завод «ЛИТ» еще как-то выживал. Спасал «Целлофот». Единственными предприятиями, которые не пострадали от перестройки, были типографии. И понятно, почему: наступила эпоха гласности, поэтому недостатка в заказах на газеты и журналы не было. Другие цеха завода работали с перебоями.   

— К началу перестройки наш завод был монополистом по выпуску полимерных форм. Но наступил момент, когда иностранные фирмы, открывшие в России свои филиалы, вытеснили нас — их продукция была дешевле, — продолжает Николай Дмитриевич — Если бы у нас не было других направлений, завод бы погиб. Стараясь выжить, мы стали производить все, что продавалось, вплоть до туалетной бумаги. Кроме «Целлофота», какое-то время поддерживали производство трафаретной печати и гибкой упаковки для молочной продукции. Реконструкция завода, начатая в 1992 году, также была направлена на выживание. Благодаря этому у нас появилась возможность наладить выпуск вспененного полиэтилена, расширить производство отражающей изоляции. Затраты были большие, но помогла продажа своей доли производства красок, которая находилась в 39 корпусе на территории компании «Славич».

Все эти трудные годы завод жил по принципу: хочешь жить — умей вертеться. На вырученные от продажи 20 миллионов рублей — деньги по тем временам очень большие, завод приобрёл еще две линии по производству пенополиэтилена.

Позже, собрав определенную сумму, закупили оборудование для цеха по обработке стекла, пуск которого состоялся в 2008 году.  «ЛИТ» постепенно набирал обороты, но грянул экономический кризис, который снова вверг его коллектив в условия выживания. Едва оправились от него, как грянул 2014 год — год падения курса рубля.

Сырьё на предприятии использовалось в основном импортное, поэтому падение рубля довольно ощутимо ударило по нему. Кстати, до 2014 года многие заводчане ездили отдыхать за границу.

Могли себе позволить, так как средняя зарплата была тогда порядка 1000 долларов в месяц. В последующие годы роста объема выпускаемой продукции, не говоря уже о росте зарплаты, не было. Выживал завод в основном за счет выполнения заказов таких объектов, как спортивные комплексы, торговые центры и аэропорты, при строительстве которых использовалась его продукция — энергосберегающие материалы и стекло.

На сегодня «ЛИТ» — крупнейший российский производитель материалов, используемых во многих отраслях промышленности и жизнедеятельности человека. Завод первым в стране разработал и предложил потребителям новый продукт — энергосберегающие материалы, работающие по принципу отражения теплового потока.

Одним из самых известных материалов стал Пенофол, который по праву можно назвать брендом «ЛИТа» по уровню известности и востребованности на рынке. Спектр его применения — утепление стен, потолков, крыш, полов и других ограждающих конструкций всех типов зданий как при строительстве новых, так и при утеплении уже возведенных.

Как уже сказано выше, 10 лет назад на заводе был открыт цех по комплексной обработке стекла. Это еще одно подтверждение того, что специалисты предприятия тонко чувствуют потребности рынка, предлагая потребителю энергосберегающие материалы, которые используются при строительстве зданий и сооружений.

К их производству «ЛИТ» приступил еще в 1998 году и до сих пор является первым и единственным производителем в России. Причем разработал и создал целую серию различных марок высококачественных теплоизоляционных материалов.

Таким образом, завод занялся этой работой задолго до разговоров об импортозамещении. Одним словом, предприятию удается шагать в ногу со временем, а порой — и предвидеть развитие новых технологий, своевременно начав их производство.

Немалая заслуга в этом принадлежит ныне покойному Александру Израильевичу Чудновскому, первому председателю совета директоров завода «ЛИТ». Благодаря его техническим знаниям и организаторским способностям предприятие за десять лет (с 1990 по 2000 годы) освоило новые направления деятельности и новые виды продукции.

На вопрос, чем еще может завод гордиться, Николай Дмитриевич поправил: не чем, а кем:

— Нашими людьми, так как главными для завода являются именно они. Это не просто заводчане, это, независимо от места их работы и должности, специалисты высокого класса, а главное — люди, которые в трудные времена не покинули завод. Они делали все, чтобы предприятие выжило, встало на ноги и взяло курс на развитие. И завод платил им тем же. Наш коллективный договор предоставляет работникам довольно серьезные меры материальной поддержки, в частности, по линии дополнительного медицинского страхования. Выплачивается материальная помощь при регистрации брака, рождении ребенка, смерти близких родственников. Доска Почета на заводе была всегда: как появилась во времена СССР, так и сейчас стоит, славит наших передовиков. Менялись названия, правовые формы, но люди оставались, работали. Честь им и слава.

Календарные, профессиональные праздники — тоже наша давняя заводская традиция. Новый год — обязательно подарки каждому сотруднику и детям. День работников химической промышленности, который приходится на последнюю субботу мая, мы отмечаем на природе, на территории бывшего пионерлагеря. Накануне наводим там порядок, а столовая маринует огромное количество мяса — чтобы шашлыков хватило всем работникам и членам их семей. Мангалы, батут, музыка, ростовые куклы, развлечения для детей — это праздник, на котором отдыхает и веселится вся наша большая заводская семья.

В 2015 году у нас появилась новая традиция — участие в акции «Бессмертный полк». Работники «ЛИТа» прошли на параде с фотографиями тех, кто ушел на фронт с нашей производственной площадки. Уверен, что эта традиция будет жить долго — может, дольше, чем все мы. Те, кто спас Отечество, заслужили вечную память.

Лозунгу советского времени: «Кадры решают всё» завод «ЛИТ» следует все годы своего существования. Естественно, что в первую очередь многое в кадровом вопросе зависит от руководителя предприятия. Причем, как говорит заместитель директора по социально-правовым вопросам Светлана Юрьевна Щукина, здесь нет воли одного человека. Есть подчинение как генеральному администратору, при этом каждый из руководящего звена отлично понимает, что от него требуется и как ему поступить в тот или иной момент.

— Я работаю с Николаем Дмитриевичем не один год, — продолжает она. — Мне не нужно бежать к нему по каждому вопросу — принимаю решения, понимая, как бы он поступил на моем месте. А еще у нас существует жесткое «надо», которому подчиняются все. Это особенно важно, так как мы сами растим свои кадры. Видим потенциал человека и направляем его в нужное русло. Иногда он упирается, так как привык к своей работе, и менять ничего не хочет. А мы через «не хочу» заставляем его учиться: направляем в вузы, до недавнего времени — в УГП, предоставляем все условия и берем на себя 50 процентов оплаты. Пока учится, предлагаем своего рода практику руководителя — стать, например, мастером участка или заменить начальника на время его отпуска. Поначалу упираются, но потом довольны как профессиональным своим ростом, так и карьерным. И таких на заводе много. Приглашенных со стороны у нас — единицы. Делали это с определенной целью. Специалист со стороны — это свежий взгляд человека, который поработал на других предприятиях и в других городах. Есть еще одна особенность в работе с коллективом. На заводе — 500 сотрудников, и все хорошо знают друг друга. Причем многие работают семьями — муж и жена, родители, дети, а то и внуки.

— Мы знаем, в какой школе учится ребенок работника завода и как он учится, — рассказывает далее Светлана Юрьевна. — Если он еще студент колледжа или училища — приглашаем на практику. Присматриваемся к нему, вдруг ему придется по душе работа на заводе, тогда можем помочь уже с получением специальности. Начальник АСУ, который еще учащимся ПУ-6 проходил у нас практику, потом мы взяли его на работу вначале слесарем КИП и А, а когда под нашим давление закончил вуз — стал инженером. Особый упор делаем, конечно, на детей наших работников. Такой подход применяется в Японии. Благодаря именно этому мы имеем качественный состав работников, на заводе  практически нет текучести кадров — 4 процента, да и то уходят в основном либо на пенсию, либо меняют место жительства.

Все 40 лет на «ЛИТе» имелся коллективный договор, тогда как на большинстве предприятий его нет. Этот договор — гарантия, что работник не останется без социальной поддержки. У нас есть даже профсоюзный комитет, с которым согласуются многие приказы по заводу, принимаются совместные решения. Все это свидетельствует о том, что на заводе сохранена социальная направленность. И это тоже зависит от руководителя. Если его цель — развитие предприятия, то он наравне с переоснащением должен создавать условия для работников.

За последние годы завод практически заново отстроился: выросли новые корпуса, позволяющие вдвое увеличить объемы производства. Но высокий процент ипотечного кредитования, снижение платежеспособного спроса — все это сказывается, как сказал Николай Дмитриевич, и на портфеле заказов.

— В чем же выход? В строительстве жилья, развитии инфраструктуры — вот основные направления, которые, на мой взгляд, позволят продвигаться вперед не только нам, но и всей экономике страны, — продолжил он. — И тут необходим государственный подход, политическая воля, определение четких приоритетов, эффективные меры господдержки. Мы провели полную реконструкцию завода, создали современные производственные мощности, но загрузить их сейчас не можем — работаем на 50 процентов их возможностей. Загрузить производство — задача, выполнение которой зависит не только от нас. Но, несмотря ни на что, продолжаем строить новые корпуса, закупаем новые линии. В прошлом году на реконструкцию завода потратили порядка 180 миллионов. В нынешнем году реконструкция старой площадки будет завершена. Правда, предстоит еще строительство складских помещений на месте автостоянки у южной проходной. Как я уже сказал, мощности завода пока используются наполовину, поэтому будем делать всё возможное для их дозагрузки. Ведь это и повышение заработной платы, и дальнейшее развитие завода, а также городского округа. Наш вклад в его развитие — не только налоговые отчисления. Например, мы сделали дорогу по старым путям узкоколейки, чтобы пустить транспорт в обход центра. Была договоренность с бывшим теперь главой городского округа Владимиром Волковым, что город доведет этот участок дороги до ума — заасфальтирует его от прокуратуры к Валовому кольцу и далее до места стыковки с улицей Дорожной. Мы вложили в нее 11 миллионов собственных средств — взяли из прибыли, хотя дорога не наша, а города. Эта дорога позволит освободить центральную трассу не только от большегрузов, но и существенно сократить пробки. И даже больше — сделать центр города пешеходной зоной. Это особенно важно при переводе на старую площадку завода нашего музея-заповедника. Надо сказать, что расширение производственных площадей пришлось как нельзя кстати. У нас появилась свободная территория и корпуса, которые мы еще три года назад предложили областному руководству для перевода в них Переславского музея-заповедника из Горицкого монастыря. На взгляд представителей ведущих музеев страны, посетивших старую площадку, это идеальное решение: заводские корпуса — в отличном состоянии и расположены в историческом центре города, а площади помещений позволят расширить экспозиции, использовать новые масштабные форматы работы с посетителями. Наконец, и сама площадка, и здания — свидетели истории развития промышленности в Переславле. К сожалению, время идет, а окончательного решения о переезде музея нет. Если это не произойдет, то мы найдем другое применение этим корпусам, соответствующее историческому центру города.

Продолжая тему развития завода, скажу, что мы четко придерживаемся принципов экономики. Рост заработной платы не должен превышать роста производительности труда — это закон экономики. Пока в нашей стране наблюдается другое — зарплату повышают, не производя товар, чем и нарушают этот принцип, а в результате — инфляция.

— Мы прекрасно понимаем, что наш древний Переславль должен развиваться как туристический город, — продолжил Николай Дмитриевич. — Однако делать упор на туризм я считаю не совсем правильным. В бюджете нашего региона его составляющая не более 4 процентов. Только производство может и бюджет пополнять, и страну развивать. Считаю, что средняя зарплата по заводу должна быть 60-70 тысяч, пока же — 43. Условия для ее повышения имеются. Производственные мощности позволяют выпускать продукцию не на полтора миллиарда, а на три. Лишь бы было, куда эту продукцию применять. Именно поэтому я продвигаю идею малоэтажного строительства, где находят свое применение наши материалы. Такие дома экологически чистые, теплые и дешёвые. Те, что возводятся в местах, пострадавших от пожаров и наводнений, мало того, что через год-другой разваливаются, в них жить невозможно: зимой — промерзают, летом — воняют.

Имея богатый опыт самой разнообразной деятельности, сегодня наше предприятие сконцентрировано на производстве строительных материалов. Это наша долгосрочная перспектива. Подтверждением тому является то, что завод участвует в технических комитетах Росстандарта по разработке строительных ГОСТов и СНиПов. Опираясь на наш опыт, современную науку, мы можем утверждать, что малоэтажное жилье может быть доступным, комфортным и качественным. А главное, что строить его можно на любых грунтах, будь то вечная мерзлота, болото или песок.  

В планах завода — создать на нашей новой промышленной площадке домостроительный комбинат по производству зданий на основе каркасных технологий. Естественно, с использованием современных материалов собственного производства. Правда, осуществиться мечта может только при условии роста экономики страны, государственной поддержке отрасли и защите отечественного производителя. Станет ли эта мечта реальностью, сказать трудно. Но жизнь тем и интересна, что невозможно предсказать абсолютно все. В одном я уверен — наш завод будет жить. Завод — это не просто цеха, оборудование, планы, деньги. Это то, что мы создаем сами, это зримый результат наших успехов и неудач, это наше продолжение, которое останется после нас. По сути, завод — это мы сами, наша жизнь и наша общая судьба.

Тамара Воробьева.

Author: Тамара Воробьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

восемнадцать − двенадцать =