Объединившись, добиться можно многого

В начале февраля по инициативе Союза «Совет директоров — объединение работодателей» и при поддержке постоянной комиссии по экономике и развитию городской Думы состоялся круглый стол на тему «Объекты культурного наследия как фактор развития городского округа». В нем приняли участие депутаты городской Думы, члены Общественной палаты, сотрудники администрации города, представители национального парка «Плещеево озеро», бизнес-сообщества и общественности. Предмет обсуждения оказался настолько многогранным, что не все вопросы удалось обсудить 6 февраля. Поэтому 14 марта состоялось продолжение дискуссии.

В поисках баланса

— Совет директоров является одной из сторон трёхстороннего социального партнерства. К сожалению, на сегодняшний день по факту такого партнёрства нет. Совет директоров заинтересован в том, чтобы на территории округа сформировалась среда для этого, — подчеркнул в начале встречи председатель Союза Андрей Рыбаков. — Нужно обсуждать ключевые проблемы, которые требуют срочного решения. Без постоянного диалога городской округ не может развиваться.

Андрей Рыбаков напомнил, что на прошлом круглом столе была сформулирована отправная точка, в которой находится городской округ. Отмечено, что одним из основных ресурсов его развития является природно-культурное наследие.

Но оно является как стимулом, так и препятствием социально-экономического развития территории. Поэтому необходимо найти баланс между интересами бизнеса и сохранением культурного и природного наследия.

В ходе обсуждения вопросов на февральском круглом столе возникло понимание, что важнейшим фактором развития городского округа является национальный парк.

Озеро — наше богатство, которое мы теряем

Заместитель директора национального парка по лесохозяйственной деятельности Анна Файзулина напомнила хронологию появления законодательных актов, касающихся национального парка, начиная с 1949 года, когда озеро Плещеево было объявлено памятником культуры Ярославской области как колыбель русского морского флота, и по настоящее время.

Было отмечено, что имеются действующие документы, но их не хватает, чтобы обеспечить охрану природных ресурсов. И если в городе обозначены охранные зоны природных и культурных памятников, то в районе их нет.

Поэтому, прежде всего, необходимо разработать концепцию охранных зон, которая могла бы быть учтена при создании Генерального плана городского округа.

Поскольку основным объектом охраны национального парка является Плещеево озеро, председатель Общественной палаты города И.Ф. Анюховский напомнил давнюю проблему.

Ещё в 1995 году город должен был перейти с открытого водозабора на альтернативные источники водоснабжения, и такие источники найдены. Он сказал, что общественники дошли до правительства РФ, но от местных органов самоуправления требовалось доказать пагубное влияние открытого водозабора на сохранность озера.

Иван Филиппович также отметил, что вода, забранная из озера, после очистки уходит в конечном счёте в Волгу, а это порядка 35 тысяч кубов в сутки. Он считает, что необходимо обеспечить возврат очищенных стоков в Трубеж, который является основным источником пополнения Плещеева озера.

Ему возразила заместитель директора национального парка по научной работе Марина Андреева, которая отметила, что вопрос о водозаборе нельзя рассматривать отдельно от водоотведения. На данный момент намного острее стоит проблема именно водоотведения.

Она сказала, что имеется заключение института водных проблем РАН, что в настоящее время открытый водозабор не оказывает заметного влияния на уровень воды в озере.

В последние годы он стабилен. Но практически на всей прибрежной территории озера отсутствует система водоотведения. В городе стоки из частных домов поступают в Трубеж по канавам без очистки. Имеющиеся городские очистные сооружения устарели морально и физически, в частности, они не обеспечивают очистку от фосфатов, содержащихся в моющих средствах.

Между тем фосфаты стимулируют продуцирование сине-зеленых водорослей, которые являются производителем токсина, на которые в России не определены нормы содержания, нет завершенных исследований о влиянии этих токсинов на человека.

Поэтому без реконструкции очистных сооружений нет смысла возвращать неочищенную воду в озеро.  

Андрей Рыбаков отметил, что качество воды в озере касается большого количества людей, поэтому национальный парк неслучайно входит в Совет директоров.

Исполнительный директор Совета директоров Нина Бурцева напомнила, что последние три года Роспотребнадзор выносит запрет на купание в озере из-за содержания в воде вредных микробиологических организмов, и поинтересовалась состоянием и качеством воды в разных частях озера.

Марина Андреева пояснила, что национальный парк не проводит микробиологические исследования воды в озере, но исходя из анализов, проводимых в лаборатории парка, наблюдается превышение предельно допустимой концентрации по железу, меди и ряду других показателей.

Самая чистая вода — в километре от истока Вёксы. Самая грязная — в километре от Трубежа, который даёт 45% поверхностного стока, и в районе водозабора.

Кто в ответе за культурное наследие?

Член Общественной палаты Елена Шадунц, представляющая Ярославское областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, обратила внимание, что Переславль-Залесский, как и большинство малых городов в центральной части России, развивается за счёт культурного наследия.

— У нас есть наследие, которое нужно «продавать», но надо найти, чем мы лучше и интереснее других, — сказала Елена Шадунц.

В Переславль туристов привлекает, прежде всего, озеро Плещеево. Этим надо пользоваться, но коммерческое освоение акватории и прибрежной части создаёт проблемы для местных жителей, например, деревни Криушкино, особенно в дни проведения массовых мероприятий у Александровой горы. Поэтому необходимо найти баланс, который позволит развивать территорию, но без ущерба для местных жителей.

Она предложила также ввести в администрацию штатную единицу, которая будет отвечать за культурно-природное наследие, в том числе за состояние исторических объектов. Елена Константиновна привела в пример Спасо-Преображенский собор, реконструкция которого на федеральные деньги стала возможной только благодаря многолетней работе сотрудника администрации, который занимался этим по собственной инициативе.

Она сказала, что сейчас документы, поступающие из вышестоящих организаций, касающиеся культуры, перебрасываются из отдела в отдел, потому что нет лица, которое отвечало бы за сохранность культурного наследия.

Елену Шадунц поддержал Андрей Рыбаков, который рассказал поучительную историю, касающуюся использования объектов культурного наследия как потенциала развития туризма в Переславле. Лет 20 назад в городе работала совместная советско-американская группа специалистов, которые заявили, что за месяц устали от храмов, церквей и монастырей. Озёр, по их мнению, в мире много. Поэтому Плещеем их не удивишь.

Единственное, что выделяет Переславль из ряда других городов — это потешная флотилия Петра Первого, потому что он — единственный царь, которого знают американцы, в то время как имя Александра Невского им ни о чём не говорит и годится только для местного потребления.

Конечно, подчеркнул Андрей Рыбаков, это взгляд иностранцев, но эту тему нужно развивать, чтобы привлекать в город зарубежных туристов.

По мнению Елены Шадунц, вопрос, как увязать развитие туризма с интересами местных жителей, должен регулироваться Генеральным планом и Стратегией развития города. Кроме того, она отметила отсутствие интереса местных жителей к истории родного края.

— Внутри города мало людей, которые ценят историческую ценность места, в котором они живут. Надо работать над тем, чтобы население понимало, что история нашего города — часть истории страны, в этом и заключается патриотическое воспитание. Пока же оно не является частью культурной политики.

Подводя итог обсуждению роли национального парка и Плещеева озера в экономическом развитии Переславского края, Андрей Рыбаков сказал, что обсуждаемая проблема столь многогранна и затрагивает интересы такого количество людей, что имеет смысл провести отдельный круглый стол, посвящённый сохранению водного баланса озера, водоснабжению и водоотведению в городском округе.

Он подчеркнул, что это — системная проблема, которая никак не решается, поэтому нужно проработать в Генплане стратегические решения по созданию соответствующей инфраструктуры.

Бизнесмены рисковать не хотят

По информации Нины Бурцевой, последние пять лет ужесточился контроль за согласованием любой социально-экономической деятельности хозяйствующих субъектов, находящихся на территориях национальных парков и их охранных зон, с Министерством природы. И это правильно, потому что только так можно сохранить наше культурное наследие.

Но в связи с этим, возникла проблема получения разрешительных документов, так как отсутствует как сама госуслуга, так и регламент, который сделает эту услугу понятной, прозрачной и доступной для граждан. Фактически согласование происходит в ручном режиме, что предполагает коррупционную составляющую.

Это стало одной из причин неисполнения федерального законодательства и недовольства национальным парком как представителя Минприроды. Нина Бурцева сказала, что Совет директоров два года работает в этом направлении, вплоть до обращения к президенту РФ, после чего были установлены сроки разработки регламента. Но в связи со сменой руководства ведомства, поручение до сих пор не выполнено.

Бизнес обращается за разрешительными документами ещё на стадии проектирования, потому что рискует своими деньгами, но ответа не получает. В таком же положении оказалась и администрация города. В результате пострадал бизнес, который занимался реконструкцией «Ювенты» и строительством улицы Дорожной.

Как уже было отмечено, с одной стороны, согласование социально-экономической деятельности охраняет национальный парк от нанесения непоправимого вреда территории, с другой — тормозит развитие бизнеса в городском округе.

В Переславле много брошенных промышленных площадок, в частности сырзавод, промплощадка Славича, но бизнес не хочет связываться с охранными территориями.

За последние два года в городе закрылось несколько предприятий, одно из них «Клевер», на котором работала 350 человек, и не пришло ни одного нового. Предпринимателей настораживают ограничения хозяйственной деятельности. А потенциальных инвесторов порой заранее пугают обременениями, хотя ничего страшного в этом нет.

— Буквально на днях два инвестора хотели зайти в город, а мы их напугали, хотя производства не относятся к вредным, — сказала Нина Бурцева. — Как результат — работы нет, идёт отток населения. Необходимо объединить усилия Совета директоров и администрации, чтобы обременения были понятны.

Между тем федеральный закон прямо указывает, что существуют механизмы, компенсирующие полностью или частично ограничения и затраты на хозяйственное развитие в охранных зонах, должна быть система мотивации для развития.

У администрации и бизнеса должно быть понимание, что после кнута, связанного с разного рода ограничениями, их ждёт пряник. Но этот закон не имеет прямого действия, должны быть подзаконные акты. Более того, неизвестно, существует ли практика применения компенсационных мер.

А пока заинтересованные стороны не начнут инициировать подобные решения, ничего не получится. Это также отдельный вопрос, который касается Думы.

Председатель депутатской комиссии по экономике и развитию Александр Дыма согласился, что создание системы компенсационных мер для предприятий, которые хотят начать бизнес на охранных территориях, актуально не только для нашего города, но и для аналогичных городов.

Он предложил депутатам обратиться в правительство Ярославской области, Министерство культуры, чтобы механизмы компенсации заработали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × один =

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.