Не в годах заслуга, а в делах

Озеро и его окрестности еще с древности были объектом особого внимания. Уникальность его происхождения, рыбные запасы, окружающая природа, речные притоки, позволяющие проложить путь, как пишется в летописях, из варягов в греки. Не был обделен вниманием и расположенный на его берегу Переславль. За почти девять столетий существования он развивался, постепенно превращаясь из крепости, стоящей на страже Переславского княжества и молодого Московского государства, в современный город. Особый рост пришелся на последние два столетия, когда по берегам Трубежа, основного притока озера, стали появляться мастерские, красильни, небольшие фабрики, ставшие впоследствии производствами, чья продукция была востребована не только в своем Отечестве. Развивалась и округа озера. В рамках программы развития Нечерноземья распахивались и засеивались поля, которые регулярно удобрялись, а в рамках продовольственной – строились животноводческие фермы, причем зачастую если не в непосредственной близости от озера, то от какого-нибудь его притока. Но чем современнее становился город и чем больше появлялось полей и ферм, тем хуже было озеру. Это и стало основной причиной создания национального парка «Плещеево озеро», которому 26 сентября исполняется три десятка лет. О том, как он создавался, какие проблемы решал, решает и что этому мешает, наш разговор с первым его директором Юрием Алексеевичем Чаплиным.

Юрий Алексеевич родом из села Смоленского, а точнее, из Успенки — центральной усадьбы совхоза «Успенская ферма». Здесь он окончил школу и зоотехнический техникум, в Москве — сельхозакадемию имени Тимирязева, с дипломом о высшем образовании вернулся в родные края. Работал вначале селекционером, потом главным зоотехником, в 1972 году его перевели в сельхозуправление района, а спустя еще какое-то время он стал председателем райисполкома. Все слабые и сильные стороны района, как, впрочем, и города, знал хорошо. Это были годы подъема. В районе обустраивались села и поселки, возводились животноводческие фермы, с появлением химзавода город прирастал новыми жилыми кварталами и многочисленными объектами социальной сферы. И все это в основном на территории водосбора озера — по берегам рек и речушек, его питающих. Первый тревожный звонок о состоянии озера прозвучал, когда в начале 70-х начали гореть болота. Озеро стало мелеть…

— К тому времени на всех четырех болотах нашего края — Кубринском, Купанском, Ивановском и Берендеевском добывали торф, причем в промышленных масштабах, — вспоминает Юрий Алексеевич. – Для его добычи необходимо было отводить с болот воды, то есть осушать их. Берендеевское болото, которое являлось основным источником пополнения озера, самое большое в нашей области — пять тысяч гектаров. Так вот на нем торф начали добывать еще в 30-х годах. Правда, тогда масштабы были небольшими, поэтому болото и, соответственно, озеро, особо не страдали. Но чем больше требовалось торфа, тем меньше в болоте оставалось воды. Особенно большие потери произошли с отводом ее в сторону Владимирской области. Это практически сразу же сказалось на водности рек и речушек, берущих в нем начало, — одни сильно обмелели, а иные в лучшем случае превратились в небольшие ручьи, теряющиеся по пути к Трубежу, а то и вовсе высохли. Озеро не только мелело. Хорошо помню, как кромку берега устилала дохлая рыбная молодь. Что интересно, первыми тревогу забили москвичи-дачники, в частности те, кто жил тогда в Криушкино. Они написали в ЦК КПСС письмо. Тогжа еще не смолк скандал, вызванный выбросами Щекинского химкомбината, что в Тульской области, из-за чего серьезно пострадал музей-заповедник Льва Толстого «Ясная Поляна». Поэтому на письме дачников появилась резолюция: «разобраться, чтобы не повторилась история с Ясной Поляной». И зачастили к нам комиссии. Я к тому времени работал председателем райисполкома, поэтому мне вместе с ними приходилось разбираться с этим.

Результатом работы всех этих комиссий стало постановление правительства РСФСР от 1985 года о мерах по сохранению природно-исторического наследия нашего города и его окрестностей — озера. Министерству коммунального хозяйства было предписано выделить средства на канализацию старой части города, Министерству сельского хозяйства — строить навозохранилища колхозам и совхозам, расположенным в непосредственной близости от озера, причем конкретно — колхозу «Борьба» и совхозу «Новоселье». Но наступила перестройка, и стало не до выполнения постановлений. И все же работа по сокращению вредного влияния на озеро велась.

— Одной из угроз была трасса, — продолжил воспоминания Юрий Алексеевич. — Председателем облсовета тогда был Александр Николаевич Веселов, он решил построить окружную дорогу. Дело оказалось не таким и легким. Земли, по которым она должна была пройти, были пахотными, и без решения Совета министров ни одного метра нельзя было использовать под другие нужды. Хозяйства к этому времени стали уже разваливаться, им на смену шли фермеры, так что проблем с отводом земли было очень много, и все же, несмотря на все эти препоны, дорога была построена.

С приходом Дмитрия Миронова проблемы экологии стали решаться. Пример тому — ситуация с гудронными прудами Ярославского НПЗ на берегу Волги: на их локализацию и очистку выделены средства. Хотелось бы, чтоб начали решаться и проблемы Плещеева озера.

В 90-х годах появилась программа возрождения Волги, но в ней не нашлось места нашему Плещею, видимо, решили, что озеро может подождать.

Постановление о создании национального парка было принято в 1988 году, но его основной задачей в то время была учебно-просветительская работа, озеро же продолжало мелеть и зарастать. Почему? В создании парка, а значит, и в спасении одного из самых древних и крупнейших водоемов ЦФО приняло участие восемь министерств. Казалось бы, никаких проблем быть больше не должно, но, увы… Несмотря на громкое название — Переславский природно-исторический национальный парк, озеро оказалось, как дитя при семи няньках. Все потому, что его статус — природно-исторический — оказался вне полномочий этих министерств, поэтому он был подчинен Ярославскому облисполкому. Между тем парку предоставлялось в пользование более 7 тысяч га земель, находившихся в ведении Министерства лесного хозяйства, само озеро площадью 50 кв. км, 6,2 тыс. га земель, принадлежащих колхозам и совхозам, и 1,8 тыс. га — населенным пунктам. В постановлении есть строчка «без изъятия их из хозяйственной эксплуатации», однако земли каким-то образом оказались в частных руках. В начале они были разделены на паи, а потом проданы и перепроданы, в результате сегодня мы имеем то, что имеем — попытку застраивать не только бывшие сельхозугодья, но и территории заповедных зон.

— Долгое время я, как директор парка, руководствовался этим постановлением, как мог, сдерживал разбазаривание земель. Но когда мне исполнилось 60 лет, меня с почетом проводили на заслуженный отдых. Какое-то время порядок соблюдался, но последние лет десять ситуация обострилась, и вокруг озера все чаще стали появляться заборы с надписью: «частная территория», — с горечью сказал Юрий Алексеевич. — В первые годы создания парка его основной задачей было решать вопросы экологии. Закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды» вышел в 1991 году, а парк, как структура, начал работать с 90-го года, хотя постановление о его создании было издано двумя годами раньше. Закон об особо охраняемых территориях вышел в 1995 году — строгий, требующий согласовывать хозяйственную деятельность с национальным парком и Министерством природных ресурсов и экологии РФ. Потом начали выходить другие законы — о местном самоуправлении, о его развитии, налогооблагаемой базе и так далее. Я понимаю главу Пригородного сельского поселения Светлану Трошину. Ей надо развивать территорию, чтобы иметь налоги, на которые можно решать проблемы тех же жителей. Но это не значит, что раз земля не на берегу, то ее можно продать. А ведь все эти земли, будь они в Большой Бремболе или в Троицкой слободе, являются водосборной территорией озера. В свое время мы с Вячеславом Ижиковым — он тогда был главным архитектором района, повыдергали колышки с полей вокруг Никитского монастыря, на которых были написаны имена владельцев. Тогда я сказал руководству Троицкого сельсовета, что никакого строительства на этих землях не будет…

Как оказалось, создать парк было проще, чем реализовать все его благие намерения. Причин тому немало. Отсутствие договоренности между парком и руководством города и района, недовольство предприятий, считающих, что включение города в границы парка сказываются на их развитии. Все это привело к тому, что в 1998 году парк передали в федеральную службу леса — весьма далекую от сельхозугодий и природно-исторических памятников. У нее свои задачи, своя специфика. В результате город с его культурным наследием как объект, наносящий вред озеру, был исключен, но он стоит, стоки текут…

— Два года назад я предложил руководству города сделать Переславль территорией опережающего социально-экономического развития, — продолжил Юрий Алексеевич. — В этом случае можно было бы претендовать на налоговое послабление, на кредиты под щадящие проценты и прочие преференции. В нашей области три таких территории — Ростов, Тутаев и Гаврилов-Ям, но они таковыми стали потому, что признаны моногородами. То есть городами, лишившимися градообразующих предприятий. Переславль в их число не вошел, так как сохранил «Славич», но городу развиваться также проблематично, как и моногородам. К сожалению, мое предложение, судя по всему, осталось лежать под сукном.

Возвращаясь к программе «Чистая Волга», хочу сказать, что очень сожалею о том, что нашему озеру не нашлось в ней места. А ведь это 560 миллионов кубометров пока еще чистой воды, плюс 300 тысяч га земли нашего края — водосборная территория озера, а через него и Волги. Это ли не предмет разговора о чистоте Волги, тем более что губернатор объявил пятилетку экологии в области. Я считаю, что национальный парк должен быть центром новой экологической политики области. Хочу верить, что общими усилиями мы сохраним наш уникальнейший Переславский край.

Тамара Воробьева,

Дмитрий Петропавловский.

Национальный парк «Плещеево озеро»

Образован Постановлением Совета Министров РСФСР № 400 от 26 сентября 1988 года как Переславский государственный природно-исторический национальный парк с целью сохранения и восстановления уникального природно-исторического комплекса.

Национальный парк «Плещеево озеро» расположен в центральной части Русской равнины, в бассейне Верхней Волги, на юге Ярославской области в Переславском районе и равноудален на расстояние около 130 км от городов Москва, Ярославль, Владимир и находится на туристическом маршруте «Золотое кольцо России».

Природной жемчужиной национального парка и всей Верхней Волги является озеро Плещеево.

Общая площадь, занимаемая национальным парком составляет 24 149 га, включая акваторию озера Плещеево — 5098 га.

На территории национального парка находятся 31 памятник истории и культуры, наиболее известные из которых — объекты культурного наследия федерального значения Александрова гора и городище Клещино; памятник архитектуры федерального значения Часовня Крест, построенная на месте рождения сына Ивана Грозного Федора; объект культуры регионального значения Синий камень — монолитный ледниковый валун весом 12 тонн, который считался священным во времена язычества и другие.

Национальный парк «Плещеево озеро» находится на стыке хвойно-широколиственных лесов и южной тайги, чем объясняется биологическое разнообразие растительного и животного мира.

В настоящее время на территории национального парка насчитывается:

  • 278 видов грибов,
  • 116 видов лишайников,
  • 826 видов сосудистых растений, относящихся к 90 семействам, что составляет около 80 % современной аборигенной флоры Ярославской области.
  • 123 вида редких растений, взятых под охрану в Ярославской области, произрастает на территории национального парка «Плещеево озеро».
  • 10 видов включены в Красную книгу Российской Федерации.

Для территории национального парка известны:

  • 17 видов рыб; самая известная из переславских рыб – ряпушка переславская, или «царская селедка»,
  • 9 видов земноводных,
  • 5 видов пресмыкающихся,
  • около 220 видов птиц,
  • 52 вида млекопитающих,
  • в настоящий момент на территории национального парка обнаружено обитание более 2000 насекомых.

Из 195 видов животных, занесенных в Красную книгу Ярославской области, на территории национального парка на настоящий момент обнаружено обитание 89 видов.

12 таксонов животных, обитающих на территории национального парка, занесены в Красную книгу Российской Федерации.

Площадь лесного фонда парка составляет 16 614 га., что составляет почти 69% территории парка.

Особое место в национальном парке занимает рукотворный уголок — дендрологический сад им. С.Ф. Харитонова. Его площадь свыше 58 га, он расположен в г.Переславле-Залесском. Уникальная коллекция древесно-кустарниковой растительности сада представлена 662 видом интродуцированных растений, которые относятся к 102 родам и 39 семействам, общее число растений — более 40 тыс.единиц.

Дендрологический сад в 1962 году зарегистрирован в Международном каталоге ботанических садов, как опорный пункт по интродукции растений в Ярославской области, в 1980 году как объект показа включен в туристический маршрут «Золотое кольцо России», в 1992 году – в региональный Совет ботанических садов центра Европейской части России, а с 2012 года – в объединенный Совет ботанических садов России, Беларуси  и Казахстана.

В 2017 году дендрологическому саду исполнилось 55 лет, а его основателю Первому почетному гражданину г.Переславля-Залесского, заслуженному лесоводу РСФСР Сергею Федоровичу Харитонову — 120 лет со дня рождения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

19 + шесть =