Семейная драма

В современной России словосочетание «органы опеки», к сожалению, часто вызывает негативные эмоции. Связано это со страхами граждан, основанными на историях о необоснованном изъятии несовершеннолетних детей из семей. К сожалению, на практике отпрысков могут забрать по совершенно абсурдным на первый взгляд основаниям — по жалобе «бдительных» соседей из-за беспокойного поведения и частого плача малыша, не сделанной вовремя прививки и тому подобному. Слава Богу, к нашей истории эти ужасы не имеют никакого отношения, но семейная драма, связанная с передачей ребенка, имеет место быть. Правда, ребенка планируют передать не в чужую семью, а родному отцу, который проживает в соседнем микрорайоне, и не у нерадивой мамаши, а очень даже благополучной бабушки. Ситуация неоднозначная. Из-за того, что взрослые не могут договориться, пострадавшей стороной может оказаться девятилетний ребенок, которому неосторожными действиями можно нанести глубокую душевную травму.

В редакцию газеты с просьбой о помощи обратилась подруга жительницы нашего города — Натальи, у которой, по ее словам, служба опеки и попечительства намеревается забрать внука и передать его родному отцу на воспитание. Якобы накануне Наталье позвонила начальник отдела опеки и попечительства Вера Николаевна Кочева и потребовала собрать вещи ребенка, потому что на следующий день состоится его передача отцу, который проживает вместе с родителями и братом. Наталья Борисовна в истерике, она воспитывала мальчика с пеленок, ребенок рыдает, категорически не желает расставаться с любимой бабушкой и младшим братом и уходить в чуждую ему семью, пусть даже к родному отцу. По мнению подруги, единственная причина, по которой отец вдруг воспылал любовью к сыну — нежелание платить алименты.

История о несчастном ребенке, которого насильно вынуждают сменить привычный уклад и начать новую жизнь в другой семье, со своими привычками, традициями, где, скорее всего, не будут уделять столько внимания его разностороннему развитию, не смогла оставить равнодушными женский коллектив редакции. Мы все — мамы и бабушки, поэтому после эмоционального рассказа подруги Натальи, продолжали обсуждать услышанное, тем более что в нашей газете была публикация об этой удивительной семье.

Так получилось, что с Натальей мы познакомились несколько месяцев назад, когда та ждала своей очереди в приемной партии ЛДПР, куда пришла просить помочь с деньгами на поездку внука на соревнования. Наталья рассказала, что она пенсионерка, одна воспитывает двух внуков, пособие от государства получает только на младшего как опекун, поэтому живут очень скромно. Наталья с гордостью рассказывает о своих замечательных внуках. Старший, который посещает несколько кружков, секций, занимается в художественной студии и учит второй иностранный язык, умудряется не только добиваться выдающихся успехов во всех направлениях внешкольной деятельности, но и учится на «отлично». Бабушка показала внушительную стопку грамот и благодарственных писем. Да и в наших публикациях о результатах участия переславских ребят в спортивных соревнованиях и творческих конкурсах, имя мальчика часто упоминается в числе победителей. И, конечно же, немалая заслуга в этом его неутомимой бабушки, которая принимает активное участие в жизни внука (следует признать, что редкие родители уделяют столько внимания своим детям).

Основываясь на известных из СМИ фактах насильственного изъятия детей из привычного круга, мы пробовали предсказать негативные последствия действий службы опеки и попечительства, которая по нашим представлениям должна руководствоваться, прежде всего, интересами несовершеннолетнего. Вспоминали известное изречение, приписываемое Достоевскому, что счастье всего мира не стоит слезы одного ребенка (на самом деле, Достоевский сказал иначе, но смысл примерно тот же). Но чем больше обсуждали, тем больше понимали, что из имеющихся обрывков информации целостная картинка не складывается, каких-то пазлов все время не хватало, поэтому мы позвонили Вере Николаевне Кочевой, чтобы она подтвердила или опровергла полученную информацию. Вера Николаевна заверила, что никакого изъятия не будет, представители опеки и попечительства придут вместе с папой ребенка, чтобы упорядочить порядок общения ребенка с отцом, который в соответствии с Семейным кодексом является единственным законным представителем мальчика.

Мы напросились присутствовать на встрече, и, надо отдать должное Вере Николаевне, она легко согласилась, что косвенно подтверждало, что никакого изъятия, во всяком случае, в указанный день, не будет. В соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации, единственной весомой причиной для изъятия несовершеннолетнего ребенка из семьи является опасность для его жизни и здоровья, проистекающая из действий или бездействия его родителей или опекунов. Здесь ситуация другая — ребенку ничего не угрожает, он живет в любви и согласии с бабушкой и братом.

Надо полагать, отношения с бывшей тещей у отца ребенка не самые теплые и мирно договориться с ней самостоятельно у него не получалось, поэтому потребовалось вмешательство службы опеки.

На следующий день к двум часа дня в однокомнатной квартире, где проживает бабушка с внуками, собралась группа поддержки Натальи: две ее подруги, на глазах которых рос ребенок, руководитель клуба «Юных моряков» Ирина Коноплева, где успешно занимаются оба мальчика. Следует отметить, что квартира выглядит вполне респектабельно, в небольшой уютной комнате бабушка умудрилась организовать комфортные рабочие места для обоих внуков, дети чистенькие, хорошо одеты. Как бабушке это удается при ее доходах, уму непостижимо. Тут же на мольберте — рисунок внука, свидетельствующий о несомненном таланте мальчика. Украшением квартиры служат фотографии детей, запечатлевшие знаменательные события, поделки, грамоты, медали. Сама атмосфера теплая и уютная. Чуть позже явились представители Управления образования вместе с отцом старшего внука. Чтобы дети не присутствовали при взрослых разборках, которые могли перерасти в скандал, специалист службы сопровождения опекунов (попечителей) несовершеннолетних увела мальчиков на кухню, где занялась с ними рисованием.

Вера Николаевна познакомила присутствующих с положениями Семейного кодекса, которые имеют отношение к делу, рассказала о том, в каком ключе велась работа с Натальей и бывшим мужем ее дочери. Делала она это намерено в присутствии свидетелей, чтобы ей не приписывались слова, которых она не говорила. Начальник отдела опеки и попечительства отметила, что отец не лишен родительских прав, поэтому имеет не только право на общение с ребенком, но и обязанность принимать участие в его воспитании, в том числе материально, проживать с ним вместе, с чем, собственно, бабушка не спорила.

По информации Веры Николаевны, разведясь с мамой мальчика, папа в течение продолжительного времени никак не участвовал в жизни ребенка (к сожалению, такое бывает часто, и пусть это остается на совести таких отцов), но это не повод для отказа видеться с сыном сейчас. Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Кстати, в одну из встреч мужчина подарил сыну телефон. Да вот, незадача, ни с сыном, ни с бабушкой ему связаться не удается. Как оказалось, мальчик телефон потерял (по словам бабушки), а свой номер она поменяла. Есть подозрение, что тут налицо нежелание одной стороны поддерживать отношения с другой, поэтому им на помощь пришли специалисты отдела опеки — под их контролем взрослые обменялись телефонами и пообещали сообщать обо всех изменениях контактных номеров.

Даже на взгляд постороннего наблюдателя очевидно, что опекающие семью специалисты все прекрасно видят и понимают, при этом обязаны действовать строго по закону, но в интересах несовершеннолетнего — это ключевые слова. Забирать у бабушки ребенка, который этому всеми силами сопротивляется, с одной стороны, жестоко по отношению к ребенку, с другой стороны нет оснований отказывать законным правам родителя, который кроме невнятной истории с алиментами, ни в чем предосудительном не замечен.

Как пишут в официальной прессе, сторонами удалось достичь согласия. Для начала Вера Николаевна предложила в выходные дни папы (а работает он два дня через два), отвозить бабушку с внуками на занятия, которые проходят в разных концах города. Таким образом он сможет сблизится с ребенком, поговорит с руководителями секций и кружков, будет оплачивать половину стоимости занятий. Отец не поддерживает  столь насыщенную внешкольную деятельность сына, когда в один день тот успевает позаниматься в трех секциях и у репетитора, и считает, что это во вред ребенку. Но школьный дневник с одними пятерками красноречиво свидетельствует, что нагрузка мальчику вполне по силам, а вот чего это стоит бабушке, можно только догадываться. Вполне может случиться так, что со временем мальчик привыкнет к отцу, и сам с удовольствием уйдет жить к нему.

И все-таки во всей этой истории остается ощущение какой-то недосказанности. Не понятны мотивы папы, который однозначно не сможет уделять ребенку достаточно внимания: он молодой мужчина, у которого, наверняка, есть личная жизнь, дети от второго брака, друзья, интересы, работает он не в городе, в Переславле бывает наездами. При этом в стремлении забрать мальчика действует весьма последовательно — встречаясь с начальником отдела опеки и попечительства, просит поддержку.

Непонятна позиция бабушки, которая препятствовала встречам внука с отцом, но в принципе согласна передать ребенка. Может быть, многое пережившая, в глубине души, она понимает, что ее силы небезграничны, с годами она не становится моложе, а ей надо поставить на ноги двух мальчишек, которые совсем скоро превратятся в рослых подростков, а это совсем не то, что управляться с послушными малышами.

И еще. Часто в телевизионных ток-шоу обсуждаются истории, героями которых становятся выросшие в детских домах дети, которых бросили в младенчестве. Повзрослев, они разыскивают своих непутевых мам и пап. Казалось бы, зачем им, состоявшимся взрослым людям, нужны родители, которые их предали? Но, видимо, нужны. И часто не для того, чтобы взглянуть им в глаза, укоряя за свое сиротское детство, а чтобы прикоснуться к своим корням, чтобы не прервалась связь поколений. Это называется зов крови. Он заложен в природе человека, и бороться с этим бессмысленно. А тут вот он — родной человек, искать не надо, тем более что сам выразил готовность взять на себя ответственность за сына и тем самым снять бремя с бабушки, которой с годами становится все труднее тянуть двух внуков, тем более, что у младшего, кроме нее, никого нет.

Согласно Семейному Кодексу, мнение ребенка, где и с кем он хочет жить, учитывается при достижении им возраста 10 лет. Нашему маленькому герою такое право будет предоставлено через полгода. Если за это время папе удастся завоевать любовь сына, история закончится к взаимному удовольствию. Так что теперь все зависит только от того, хватит ли взрослым мудрости и терпения.

Елена Фролова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

семнадцать − пять =