Там, где начинается рабство

Как показывают итоги любых выборов, большинство жителей Переславского края не принимают участия в этом общественно важном мероприятии, а значит, не используют свое избирательное право, являющееся сильнейшим инструментом волеизъявления.

Основная причина пассивного протеста, на которую ссылаются многие, — недоверие к самому процессу выборов, где их волеизъявление в итоге не является основой результата выборов. И большая доля правды в этом утверждении, вероятно, имеет место быть, учитывая различные незаконные манипуляции с избирательными бюллетенями со стороны членов избирательных комиссий (сюжетами заполнен интернет). Но эти процессы возможны лишь в условиях морального кризиса в обществе, при котором, как я полагаю, нахождение не чистых на руку субъектов в составе избирательных комиссий по умолчанию является приоритетным для власти, так как желающих управлять процессом выбора среди них — хоть отбавляй. Присутствие же в составе этих комиссий людей, не согласных с такой негласной политикой, судя по всему, не устраивает менеджеров высшего звена администраций. И возможно, после определенного воздействия на таких людей, они становятся или молчаливыми соучастниками этих событий или, как честные граждане, уходят, подав заявление о выходе из состава такой комиссии по «собственному желанию».

Наверное, многие из нас помнят недавние выборы губернатора Ярославской области, на которых Переславль показал худший по области результат голосования за Дмитрия Миронова. Видимо, именно после этого в отставку с формулировкой «по собственному желанию» ушла председатель Переславль-Залесской городской избирательной комиссии Е.Тарбаева.

На чем было основано ее «собственное желание», можно только догадываться. Но мне думается, что это как-то связано с голосованием, проходившим вне помещений избирательных участков города.

Как показывает практика районных избирательных комиссий, из походов за голосами избирателей из социального списка члены комиссий приносят в переносных ящиках практически 100-процентный результат за «нужного» кандидата. Одновременно поднимая и общий процент участия населения в выборах, от которого зависит уровень легитимности выбранной власти.

В Переславле на тот момент проживало 32140 избирателей, а на дому по уважительным причинам (болезнь и инвалидность) проголосовало всего лишь 409 избирателей, тогда как в других городах области с приблизительно равной численностью избирателей, это число достигало 2830 человек. Только не подумайте, что в Переславле здравоохранение работает лучше, а количество инвалидов меньше, чем в других городах региона.

С моей точки зрения, избирательные комиссии Переславля проводили голосование на дому в соответствии с требованиями законодательства. Отсюда и реалистичные показатели желающих проголосовать по месту жительства (при наличии уважительной причины). И как противоположный пример — избирательные комиссии Переславского района, где при меньшей численности избирателей (относительно города — в два раза) голоса собирались с адресов, указанных в социальных списках, а также попутно вылавливались и другие зазевавшиеся граждане, после чего комиссии «выдали на-гора» 1692 отборных голосов больных и инвалидов. То есть в четыре раза больше, чем в городе. Тем самым, вероятно, добились среднеобластных результатов, отражающих итоги голосования за Миронова. Вероятно, этот факт и спас иных председателей комиссий от отставки с формулировкой «по собственному желанию». Хотя по закону и справедливости, как я полагаю, должно быть все наоборот. Но при кризисе морали в обществе закон и справедливость востребываются избирательно.

В преддверии выборов президента России депутатами Собрания представителей Переславского района, по моему предложению, была заслушана Н.Бровкина — председатель избирательной комиссии Переславского района. После ее короткого, но оптимистичного доклада я понял, что изменений к лучшему не произошло. Две сокращенные избирательные комиссии в Нагорьевском сельском поселении не восстановлены. Из 108 населенных пунктов, расположенных на территории поселения, как и прежде, всего лишь в шести имеются доски объявлений, где можно законно разместить агитационные материалы. Да и в других поселениях ситуация аналогичная. И как результат такой деятельности или бездеятельности (кому как угодно) — в районе произошел предсказуемый рост показателя голосования вне помещений избирательных участков.

К примеру, на один из избирательных участков в Рязанцевском сельском поселении пришло всего 46 избирателей, а путем подворного обхода членами этой же комиссии за короткий промежуток времени в день голосования удалось собрать рекордный «урожай» — 131 голос. Наверное, все эти «больные» избиратели находились в тот день в одном доме, так как по-другому в реальных условиях сей фокус не возможен физически. Если, конечно, члены этой избирательной комиссии не состоят в единой партии «волшебников».

С молчаливого согласия тех, кто не ходит на выборы по привычке, считая, что их хата с краю, народ уже лишили права избирать глав своих городов и районов, завтра на очереди сельские жители, которых собираются лишить права на самоуправление и права выбора глав поселений. А это означает, что в ближайшем будущем из граждан своей страны мы превратимся в бесправное коренное население, проживающее в резервациях на землях частных территорий. Так как земли и леса в районе в большей их части уже давно частные или находятся в долгосрочной аренде. Как сказал Джон Адамс, второй президент США, «там, где заканчиваются регулярные выборы, начинается рабство».

Поэтому тот, кто не желает для себя и своих детей такой «радужной перспективы», как гражданин своей страны просто обязан прийти 18 марта на выборы президента России и выбрать себе достойное будущее. Иначе выбор за вас сделают другие, и тогда пенять, кроме как на себя, будет не на кого.

Александр Девяткин.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × 3 =