Что оставим потомкам?

Мы восторгаемся особняками, бревенчатыми домами с резными наличниками, храмами и даже развалинами, споря при этом, нужно их сносить или дать им вторую жизнь. Все это — наследие наших предков, живших столетия до нас. А что мы, живущие в XXI веке, оставим своим потомкам? Об этой мой разговор с Еленой Шадунц, членом Переславского отделения всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

По словам моей собеседницы, судя по всему, своим потомкам мы оставим дома, отделанные сайдингом, с пластиковыми окнами, особняки и прочие сооружения, непонятно какого архитектурного стиля и направления. К сожалению, от этого никуда не деться, поскольку у каждого времени своя мода. В том числе и на строительство в стиле ретро, забывая, что это не просто стиль, обращенный к прошлому, но и уклад жизни. То есть то, что позволяет сохранить историческую значимость нашего древнего Переславля и придает только ему свойственную особенность.

 

Неорусский стиль в Переславле

Жизнь не стоит на месте, и мы хотим жить в более комфортных по сравнению с предками условиях, отсюда и страсть к евроремонту как свидетельству нашего благополучия. Но стремление быть не хуже других ведет к тому, что Переславль теряет индивидуальность. К числу исчезающих можно отнести, например, дома Федоровской слободы и части улицы Московской, построенные в начале ХХ века. Причем построены они в основном в неорусском стиле. Сейчас такие дома не просто раритет, а раритет исчезающий.

— Неорусский стиль — это направление архитектуры конца XIX века, в котором широко использовалось древнерусское зодчество, — поясняет Елена Константиновна. — В этом стиле, например, в Москве возведен Ярославский вокзал, фасад Третьяковской галереи и ряд других объектов. Художники, разъезжая по малым городам и селам, делали не только зарисовки изб, но и все, что связано с национальным разнообразием русской культуры. Благодаря этим зарисовкам появились образцы узоров, которые стали применяться в архитектуре. Например, нарядные кружевные наличники и многое другое, что делало дом неповторимым, модным по тем временам и не привязанным к определенному месту. Это как раз то, что наш город безвозвратно теряет.

В 90-х годах в Переславле побывал журналист одного из американских журналов, основной темой которого были дизайны интерьеров и красивые дома. Два номера были посвящены России: один — усадебным комплексам, второй — деревенской архитектуре. В Переславль журналист приехал снимать наличники. То есть даже в 90-х годах они еще были, сейчас же их по пальцам одной руки можно пересчитать. Одно время на окнах были в моде занавески, выполненные ажурной вышивкой ришелье. Их тоже уже не увидишь. Вместо деревянных окон с резными наличниками — пластик, а вместо кружевных занавесок — тюль, а порой и жалюзи.

— Мы с какой-то страстностью все, что было сделано руками бабушек и дедушек стараемся выкинуть, забыть, — продолжает моя собеседница. — А ведь это часть истории, выкинуть которую означает стать Иванами, не помнящими родства. Часто слышим: «Что вы хотите, чтобы мы жили в курных избах?..». И с этим трудно поспорить. Люди хотят жить комфортно и безжалостно разрушают то, что создавалось дедами и прадедами. Бревенчатые стены домов заменяют блоками или закрывают сайдингом.

В законе о сохранении памятников говорится, что владельцам такой недвижимости положены определенные преференции, но… при наличии средств в бюджете. Поскольку муниципальные бюджеты в этих средствах ограничены, то далеко не во всех городах, в том числе и в Переславле, руководство следует закону.

 

Промыслы, торговля и… благотворительность

Исстари уделом малых городов, таким как Переславль, были промысел и торговля. А еще они были своего рода православными центрами. Переславлю в этом плане повезло — здесь сохранилось много храмов и монастырей. Повезло и в том, что к началу XIX века небольшие мастерские и красильни становились фабриками, активизировалась общественная жизнь. Об этом, например, свидетельствует здание по улице Комсомольской, 2, в котором до революции было Общественное собрание. Почему Общественное, а не Дворянское? Потому, что Дворянское собрание — удел губернских городов, Переславль же был уездным.

— Жизнь в нашем городе формировали купцы и мещане, — поясняет Елена Шадунц. — К началу ХХ века это были не только богатые, но и просвещенные люди. Они дарили городу коллекции, опекали сирых, больных и бедных, то есть были, как говорили в те времена, отцами города. Благодаря им появились водопровод, электричество, телефон, построены больница, школы, училища. Общественное собрание было своего рода клубом для них. Здание, в котором оно располагалось, вначале было купеческим домом, которое город потом выкупил. Ему сейчас около 200 лет и, к сожалению, оно в очень запущенном состоянии.

Была в Переславле и своя Дума, находилась она в здании нынешней Скорой помощи. На то время это был шестигласный исполнительный орган городского самоуправления. Состоял он из городского головы и шести гласных — по одному от каждого сословия. Городской голова, который избирался из купечества, и депутаты пеклись в первую очередь о себе, но не забывали и о городе, понимали, что он для них — источник их благосостояния.

— Благотворительность — одно из веяний того времени, — рассказывает далее Елена Константиновна. — Владельцы предприятий учреждали стипендии, открывали богадельни, помогали бесприданницам, вносили деньги в специальную казну, которая тратилась на нужды города. На сегодня нет больше такого мощного влияния. Когда что-то нужно, например, отправить спортсменов на соревнования, начинаем просить. Очень редко, кто сам предлагает эту помощь, разве что завод «Лит». Взять сквер, что перед бывшим теперь административным корпусом. Ведь эта территория заводу не принадлежит, но он всегда о ней заботится.

 

От валов до улицы Ростовской

Таким был Переславль до революции. Там, где сейчас улица Урицкого, были поля, а на месте Борисоглебской слободы — монастырь XII века, от которого ничего, кроме остатков фундамента не осталось. Здесь же, по словам Елены Шадунц, с конца XVIII века до 1936 года было городское кладбище. С северной стороны город заканчивался улицей Кузнечной, то есть бутырской слободой, с южной — валами и частью рыбной слободы, с восточной — фабрикой медной и церковной утвари Захряпина, впоследствии ставшей мебельной. Городской считалась и территория до поворота на Ботик. В нее входили Горицкий монастырь, Сретенская церковь и больница, ныне известная как инфекционная. Пик развития Переславля пришелся на советские времена. В 20-е годы началась застройка улицы Свободы —  первыми на ней появились два двухэтажных деревянных дома, которые возвела для своих рабочих фабрика «Красное эхо». В районе Никольского монастыря появилась улица Новый быт и так далее. Население города в основном увеличивалось за счет деревенских. Причем они не просто переезжали, но и перевозили свои дома, благодаря которым была сформирована улица Урицкого. Следующий толчок развитию города дало появление воинской части и химзавода. И все же центром Переславля по-прежнему оставалась его историческая часть. К счастью, вмешательство в него в советские времена было минимальным, чего не скажешь о нынешнем.

 

Старые дома — история Переславля

Екатерининский Указ о создании благочиния, задачей которого был надзор за «благонадежностью» населения, предусматривал перепланировку городов. Для того, чтобы городами было проще управлять и чтобы все было чисто и аккуратно, они должны быть не с кривыми улицами, а с ровными. Так, например, выглядит улица Ростовская, причем застроена домами один к одному, то есть сплошным фасадом.

— И у каждого своя история, — продолжает Елена Константиновна экскурс в прошлое Переславля. — У здания, где мы беседуем, тоже. Здесь, в центре города, на берегу Трубежа, сейчас кафе, а до этого была детская библиотека, а еще раньше — трактир, двор для лошадей и торговые склады. Народная площадь была торговой, а на месте городской администрации стояла водонапорная башня, чуть наискосок — церковь, на фундаменте которой построена «Ювента». Дом №4, в отличие от первых двух, выходящих непосредственно на площадь, принадлежал одному из потомков семьи иконописцев Гусевых. Передавая свой промысел из поколения в поколение, они реставрировали иконы и расписывали храмы. Например, обновляли росписи Успенского собора Горицкого монастыря, реставрировали иконы в Феодоровском монастыре. Сегодня все три здания, судя по их состоянию, подлежат сносу. Хотя их можно привести в порядок и оставить как часть истории города, приспособив, например, под общественно-деловой центр или под творческие мастерские. Нужно понять, что мы конкретно хотим. Отсюда и должно исходить отношение к старине, которой сегодня, к сожалению, так мало осталось. Генпланом, например, предусмотрена перепланировка Народной площади — ограничить ее новыми зданиями, сделать пешеходный мост через Трубеж с выходом на мемориал Славы. Но, как ни печально это сознавать, главы города не желая знать, что предлагалось их предшественниками, начинают свой круг поисков решения, тратя на это огромные деньги. Зачем, если в архиве немало проектов и концепций аж с 1994 года? Бери любой, корректируй и реализуй — намного дешевле будет, чем писать новые проекты…

Тамара Воробьева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 × 3 =