За гранью здравого смысла

На прошлой неделе депутаты Собрания представителей Переславского района заслушали программы комплексного развития транспортной инфраструктуры трех поселений на 2017-2027 годы. Накануне заседания я ознакомился с программой Нагорьевского сельского поселения, состоящей из 117 страниц текста, разработанной при участии главы поселения А.Стенина и его команды. Прочитав документ, я задался вопросом, насколько надо не уважать людей, чтобы создать такой бюрократический шедевр и цинично представить его на рассмотрение депутатов. Лично я расцениваю это как вызов обществу.

 

Немного истории

Примерно в 1997 году у деревни Хороброво Андриановского сельского совета был построен мясокомбинат. Пока были «живы» колхозы и совхозы, а население держало на своем подворье скот, мясокомбинат функционировал, но со временем свернул свою деятельность из-за нехватки сырья. В 2005 году у деревни Хороброво, с подачи новоиспеченных «новаторов», реку Нерль перегородили плотиной, которой присвоили статус гидроэлектростанции, но она так и не смогла произвести ни одного киловатта электроэнергии. Зато вред, нанесенный экосистеме, был очевиден, учитывая, в том числе и невозможность прохода к нерестилищам в верховье рек поднимающейся с Волги на нерест рыбы. А в 2008 году, чтобы как-то использовать вложенные в это ненужное сооружение бюджетные средства, на берегу плотины у деревни Хороброво программой социально-экономического развития ПМР в сфере инвестиций было предусмотрено строительство реабилитационного центра на 120 мест по немецкому проекту (не зря, мол, в Германию ездим), отвечающего современным требованиям европейского уровня. Там предполагалось лечение больных с проблемами опорно-двигательного аппарата. С тех пор прошло почти 10 лет, и сегодня на месте планируемого реабилитационного центра раскинулся большой частный загон для свиней с видом на речную гладь.

Читаем новую программу. «Нагорьевское сельское поселение — это территория для перспективного размещения учреждения здравоохранения и реабилитации, а одним из целевых ориентиров программы является строительство в селе Андрианово (что рядом с деревней Хороброво) центра сердечнососудистой реабилитации».

Скромно умолчав о прежних планах — лечение больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата в Хороброве, начался новый виток болтовни о «лечении» гипертоников и гипотоников в Андрианове. Только вот вопрос, на каких площадях задумано строительство, если оставшуюся землицу у этого села выкупил у колхозников и присоединил к границам населенного пункта для комплексной жилой застройки депутат Совета поселения. Зря что ли «потел» на общественном поприще?

Другим целевым ориентиром, согласно стратегии развития поселения в рамках сельскохозяйственного производства, а также производств по переработке и сбыту сельскохозяйственной продукции, стал план по строительству мясокомбината в Хороброве. Каково? Я не думаю, что глава Нагорьевского поселения забыл о существовании уже построенного мясокомбината в этой деревне, так как в те времена сам там работал на «мясорубке». Скорее всего, целью был объем документа, а не его содержание, так как чем больше «лапши на уши», тем лучше, а потом — куда кривая выведет. Как сказал М.Жванецкий: «Нас никому не сбить с пути, нам все равно куда идти»…

Направление развития рекреационных территорий (согласно проекту программы) проходит вдоль реки Меленки с устройством туристического центра в зеленом массиве, прилегающему к водоему, находящемуся на юге населенного пункта. Уверяю читателя, что это дословная выдержка из программы, чтобы не закралось подозрение, что автор искажает смысл текста. Кому из ее разработчиков принадлежит эта идея, где здравый смысл отдыхает, можно только догадываться. Так называемая в документе река Меленка — всего лишь ручей (прозванный в народе вонючкой), в который стекают жидкие канализационные отходы от половины Нагорья из-за отсутствия очистных сооружений. Водоем на юге населенного пункта — Никольский пруд, из которого и истекает этот ручей, а зеленый массив, прилегающий к пруду — сельское кладбище.

Как видим, со строительством туристического центра в данном месте тоже не срослось, так как опоздали с намерениями лет этак на 200.

Также намечено дополнительное строительство производственных предприятий в Желтикове. Лично мне ничего не известно о нахождении в этой деревне производственных предприятий, где зарегистрировано всего 18 человек. И, скорее всего, этим людям в большей мере нужна прибавка к пенсии, чем производственные фантазии мечтателей.

В Нагорье планируется создание и воссоздание народных промыслов. В программе, к сожалению, не указано каких именно, но оцените, каков полет мысли? К примеру, в 2027 году большая часть выживших после «перспективного развития» поселения людей будет промышлять лозовязанием, в силу того, что  земли сельхозугодий заросли, другие разрозненные группы жителей — изготовлением кустарной продукции из бересты, глины или древесины. А по субботам на центральной площади села станут бороться за покупателей в лице туристов и паломников, транзитно следующих в Сольбинский монастырь.

И на этом целевые ориентиры «стратегического развития» Нагорьевского поселения не заканчиваются. Просто комментарии по ним ограничены в силу того, что «Независимая газета» не резиновая. Отмечу лишь, что реализация этих и других инвестиционных проектов, со слов разработчиков программы, в перспективе изменит сложившуюся интенсивность пассажиропотоков, что потребует расширения автомобильных дорог в поселении. И в этой связи я хотел бы немного остановиться на некоторых из них, так как по моему усмотрению за ними кроются иные цели.

Так, лесные дороги, ведущие по давно арендованному лесному массиву (на 49 лет) к частной собственности арендаторов в виде охотничьих кордонов Вороновской, Кедровый (Овчинники), на плотину у поселка Лось, с легкой руки руководства администрации поселения вдруг стали муниципальными, и бремя их содержания легло на плечи налогоплательщиков. Я считаю, что это решение незаконно, так как в числе населенных пунктов Нагорьевского поселения эти «охотничьи избушки» не значатся, а желание чиновников почистить зимние дорожки в частном владении за счет бюджета расцениваю однозначно, как коррупционную услугу: ты — мне, я — тебе, а жителям — шлагбаумы.

И этим список проблем с муниципальными дорогами поселения тоже не заканчивается. Есть муниципальные дороги, которые числятся только на бумаге, а по факту их нет, так как давно заросли лесом, но деньги на них, тем не менее, выделяются. Есть дороги на улицах населенных пунктов с завышенной протяженностью. Казалось бы, просто небольшая ошибка — вместо 850 метров написали 1 километр. Но когда, к примеру, на эту дорогу укладывают асфальт, расстояние берется по документации, и вот уже виртуальные 150 метров асфальтового покрытия автоматически превращаются в незаконную прибыль для лиц, которые просто немного ошиблись. И, между прочим, за такую «программу» ее разработчикам выплачена существенная сумма денег из бюджета.

С моей точки зрения, данная программа — продукт определенного мышления, граничащего с презрением к интересам общества, основанного на уверенности в безнаказанности.

Заслушав мои претензии по сути данного проекта, депутаты поддержали предложение отправить проект программы комплексного развития транспортной инфраструктуры Нагорьевского сельского поселения на доработку и исправление. Та же учесть постигла и программы Пригородного и Рязанцевского поселений.

Александр Девяткин, депутат Собрания представителей ПМР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пятнадцать − двенадцать =