После драки кулаками не машут

В редакцию газеты часто обращаются читатели с жалобами на бездействие судебных приставов, которые по разным причинам волокитят исполнение производства. А недавно произошла обратная история — житель Переславля пожаловался на то, что производство, в котором он выступает ответчиком, исполнилось слишком рьяно и, по его мнению, с нарушением законодательства.

Все началось с того, что у предпринимателя Михаила Мармилова в один далеко не прекрасный день были арестованы все счета, открытые в Сбербанке за долгую жизнь и забытые, поскольку на них лежат незначительные суммы. Как и большинство граждан, Михаил Николаевич давно уже пользуется электронными картами — пенсионной и простой дебетовой. Мужчину чуть не хватил удар,  получив практически одновременного 18 смс-сообщений, из которых следовало, что, в соответствии с постановлением о возбуждении исполнительного производства от 09.06.2017 года, все его счета заблокированы, а с обеих карт судебными приставами снята круглая сумма в пользу Государственной инспекции труда в Ярославской области. Будучи законопослушным гражданином, он обратился в службу судебных приставов, где узнал, что штраф был наложен еще в июле 2015 года за административное нарушение, о чем он благополучно забыл в силу его незначительности, пока ему не напомнили приставы, сняв деньги, а уж потом выдав два отксерокопированных постановления. Наличие штрафа мужчина оспаривать не стал, но поинтересовался, почему нарушение — одно, а постановлений — два. На этот простой вопрос пристав-исполнитель ответить затруднилась. Внимательно прочитав оба документа, Михаил Николаевич понял, в чем дело: во втором должником значится его супруга, которая, хотя и является совладельцем предприятия, из-за которого наложен штраф, но является дееспособным физическим лицом, и по идее сама должна отвечать по своим долгам. Но приставы, похоже, придерживаются другой точки зрения, видимо, полагая — муж и жена — одна сатана, что предполагает наличие единого семейного кошелька. А чтобы снять с себя всякую ответственность за качество документов, объяснила, что постановление не печатала, а только подписала…Тот факт, что своей подписью она берет на себя ответственность за документ, видимо, ей неведомо.

— Но ведь это же абсурд, — возмущается Михаил Николаевич. — Это все равно, что за уголовное преступление главы семейства отправить в камеру, например, жену или любого другого совершеннолетнего члена семьи.

Вчитавшись в постановление, Михаил Николаевич обнаружил еще ряд нарушений, допущенных судебными приставами. Надо сказать, что закон суров, но справедлив, поэтому, прежде чем со счета будут списаны деньги, судебные приставы обязаны провести работу с должником. Главное, его обязаны уведомить о возбуждении исполнительного производства, выдать копию документа, в котором указаны счета списания, и предоставить пять дней на добровольное погашение задолженности. Если имеются объективные причины, препятствующие исполнению постановления, должник должен сообщить об этом судебным приставам. Законодательство не случайно оговаривает это, потому что бывают разные обстоятельства. Кроме того, если в уведомлении указана пенсионная карта, должник должен представить документ, подтверждающий социальный характер зачислений на нее.

— Могло случиться так, что я остался бы без копейки вдали от дома или мне на нее перечислили бы средства, например, на безотлагательное лечение. И что в таком случае делать? — недоумевает Михаил Николаевич.

Особенно его возмутило, что была обнулена пенсионная карта, хотя, согласно закону «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 года №173-ФЗ, удерживать можно не более пятидесяти процентов пенсии по старости, при некоторых обстоятельствах — больше, но никак не снимать все подчистую.

Все это Михаил Николаевич изложил в редакции, чтобы мы по свежим следам сделали публикацию о, скажем так, не совсем законных действиях службы судебных приставов.

Мы посоветовали мужчине для начала обратиться к руководителю службы в единый день приема граждан, анонсированный Управлением Федеральной службы судебных приставов по Ярославской области, который должен был состояться 12 июля. Мы со своей стороны хотели обеспечить информационную поддержку и заодно получить информацию из первых уст о том, как организована работа с должниками и были ли нарушены права ответчика в данном конкретном случае.

Нормальными гражданами единый день приема понимается как возможность обратиться с вопросами, прежде всего, к руководству службы, а потом уже к начальникам отделов или к ответственным за организацию исполнительного производства, розыска, дознания, обеспечения установленного порядка деятельности судов, делопроизводства, правового обеспечения. Но, как оказалось, в Переславском отделе единый день приема понимают по-своему. Во всяком случае, руководитель отдела в тот день прием не вел, а его заместителя не было на месте. Как оказалось, он выехал на исполнение производства в отдаленный населенный пункт района и когда появится, неизвестно.

Сотрудник службы судебных приставов, наблюдавший за порядком на вверенной ему территории, пояснил, что начальник отдела принимает строго в отведенные дни недели. Вот если бы ее график совпал с единым днем приема, она бы нас выслушала. А если мы начнем «качать права», то… Продолжение фразы мы не услышали, поскольку на провокацию не поддались, да и поднимать шум воспитание не позволяет. На вопрос, чем тогда единый день приема отличается от любого другого дня, сотрудник, подумав, сообщил, что можно обратиться к рядовым приставам по вопросам исполнительного производства не до 18, а до 20 часов. А для назойливых ходоков, чтобы глупых вопросов не задавали, приписал от руки на объявлении о проведении единого дня приема то, о чем сообщил на словах. Во время разговора сотрудник, встречавший граждан, по его словам, пристав-исполнитель, а по виду охранник или разнорабочий в одном лице, поскольку был одет не в форменную одежду (и это, напомним, в единый день приема!), неоднократно сообщал, что в данном учреждении работают государственные служащие, которые стоят на защите интересов государства. То есть, надо понимать, что простому люду, не облеченному властью, следует помалкивать и свои порядки не устанавливать.

Оставалась призрачная надежда, что начальник отдела оторвется на несколько минут от решения вопросов государственной важности и примет настойчивого посетителя. Но та, даже не подняв головы от бумаг, подтвердила сказанное ее подчиненным. Обращаться к приставу-исполнителю, который и допустил нарушения, Михаил Николаевич счел бессмысленным — если в первый раз разговор с ним проходил на повышенных тонах и зашел в тупик, то и во второй раз будет то же самое. Кстати, немотивированный гнев — первый признак того, что у сотрудника либо не хватает аргументов, либо квалификации, а иногда и того, и другого одновременно.

Так что пришлось нам уйти несолоно хлебавши. Не стоит ожидать, что после такого приема уровень доверия и уважения к органам государственной власти будет расти, на что, надо полагать, рассчитывают руководители уважаемой службы, проводя единые дни приема населения.

А на днях из Сбербанка поступил ответ на запрос, в котором Михаил Мармилов просил пояснить, на основании какого закона банк снял все деньги с его пенсионной карты. В ответе говорится, что, согласно закону №229-ФЗ «Об исполнительном производстве», банк обязан незамедлительно исполнять требования Федеральной службы судебных приставов. Далее следует рекомендация: по всем вопросам в рамках исполнительного производства и исключения повторения подобной ситуации обращаться в Переславский районный отдел судебных приставов. Но вся прелесть ситуации в том и заключается, что работа Переславского отдела, видимо, не склонны заморачиваться с информированием должника об открытии в отношении него исполнительного производства. Люди часто узнают об этом лишь после того, как с их счетов снимут деньги. Воистину нужно быть провидцем, чтобы воспользоваться ценной рекомендацией Сбербанка.

Редакция со своей стороны обратилась к руководству банка с единственным вопросом, защищает ли кредитное учреждение права клиентов в случае возникновения требований судебных приставов о списании денежных средств со счетов, на которые не может быть обращено взыскание. Суть ответа свелась к  тому, что вопрос по снятию денежных средств с таких счетов решается судебными приставами на основании представления ответчиком соответствующих доказательств. Правда, имеется приписка, что на данный момент обращение клиента рассмотрено и все вопросы урегулированы. Однако сам Михаил Николаевич, утверждает, что вопрос, если и урегулирован, то частично.

Обращаться с претензией письменно Михаил Мармилов не стал — зачем после драки кулаками махать, но от намерения придать этот случай огласке не отказался.

Можно было бы подумать, что вышеописанная ситуация — исключение, что не ошибается только тот, кто ничего не делает, если бы к нам не обратился еще один пострадавший от неправомерных действий судебных приставов. Причем известный в городе юрист Марк Поляковский столкнулся еще и с откровенным хамством со стороны руководителя Переславского отдела судебных приставов.

Его претензия заключается в том, что по исполнительному производству, в котором он выступает ответчиком, была арестована машина его жены, которая к долгу мужа, как и ее автомобиль, никакого отношения не имеет, поскольку долг по большому счету, что называется, «виртуальный» и воспользоваться им для покупки автомобиля просто не было возможности. Но суть не в этом. Как и в первом случае, об аресте транспортного средства его супруга узнала в тот момент, когда приехала оформлять продажу автомобиля, получив при этом предоплату. Понятное дело, что сделка сорвалась, а женщине пришлось вернуть аванс.

Марк Поляковский с супругой пришли на прием к руководителю отдела судебных приставов Анне Абрамовой, чтобы мирным путем разрешить ситуацию. Но, как известно, лучший способ защиты — нападение. Вот и Анна Сергеевна с места в карьер начала на повышенных тонах, не разобравшись, защищать действия своего подчиненного, который присутствовал при разговоре. Похвальное качество для руководителя, но не в данном случае. Предвидя такую реакцию, Марк Поляковский, будучи опытным юристом, вел аудиозапись (благо возможности для этого есть у каждого), на которой слышно, как на вежливое замечание посетителей, что такой тон в стенах госучреждения недопустим, не нашла ничего лучшего, как ответить, типа, это вы на меня кричите. Но запись беспристрастно зафиксировала, что супруги говорят предельно вежливо, в то время как приставы отвечают весьма нервно. Так и хочется сказать: «Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав». На слова Марка Поляковского, что при аресте автомобиля был допущен ряд нарушений законодательства, последовал странный для руководителя приставов ответ: «Я – не юрист»… Можно подумать, это служит оправданием неправомерных действий госслужащей.

Самое интересное, что когда Марк  предупредил, что будет вести видеозапись, приставы волшебным образом мгновенно перестроились, и разговор приобрел цивилизованный характер. Значит, приставы понимали, что ведут себя некрасиво, но не считают нужным сдерживать эмоции.

Конечно, наших судебных приставов понять можно. Производств много, а сотрудников катастрофические не хватает, потому что работа нервная, а зарплата маленькая. Но, представляется, это не может служить оправданием ни нарушений, допускаемых при исполнении производств, ни, тем более, «базарного» поведения, особенно в стенах государственного учреждения, о чем посетителей не преминут уведомить при каждом удобном случае.

Елена Фролова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

четырнадцать − 7 =