Край родной, край многострадальный

По мнению читателя нашей газеты В.Кулешова, которое он изложил в своем письме в редакцию, одной из самых губительных причин обмеления Плещея является углубление истока реки Вексы, вытекающей из озера. Происходит это потому, что при строительстве дамбы прежнее русло реки в этом месте было засыпано, а вместо него сделан обводной канал, песчаное дно которого с годами размыло, в результате оно углубилось. Именно по этой причине огромные массы озерной воды утекают в Волгу, особенно весной. Так ли это на самом деле? Ответить на этот вопрос, а также на ряд других, мы попросили специалистов НП «Плещеево озеро». В частности, госинспектора Сурена Хачатурова и заместителя директора по науке Марину Андрееву.

Как пояснил Сурен Хачатурович, ныне существующее русло Вексы (в месте истока) глубже прежнего где-то на 1,2 м. Когда произошло изменение, никто не помнит, возможно, когда возводили плотину, чтобы избежать ее разрушения во время половодья. Как показывают наблюдения, углубление влияет на отток воды из озера, но не столь катастрофически, как представляют некоторые.

— Но это не означает, что можно успокаиваться, — продолжил госинспектор. — Дно в этом месте довольно «слабое», песчаное, и во время высокого уровня воды, возможно, будет подвержено еще большему размыву и углублению, следовательно, и воды из озера будет уходить больше. Остановить этот процесс можно, укрепив, например, дно и берег камнем. Много денег на это не потребуется, но кто это будет делать? Если уж у местной власти до таких «мелочей» руки не доходят, то у областной тем более.

Если же говорить об уровне озера, то он за последние годы не падает, однако объем воды уменьшается. Берег тоже сдает свои прежние позиции — отступает.

Тут сказывается влияние двух факторов: естественные природные процессы и результат деятельности человека. Результатом первого является то, что с водами Трубежа и других притоков в озеро поступают взвешенные вещества и наносы, особенно в паводковый период, где и оседают. Определенное влияние оказывают и волновые процессы, происходящие в озере под действием ветров. Они разрушают береговые и прибрежные породы, унося их на более глубокие участки береговой зоны, в том числе и на дно озера.

Второй фактор — плохое состояние городских систем водоснабжения и водоотведения, практически отсутствие ливневой канализации в городе, а в районе — очистных сооружений, что ведет к порывам и сбросам сточных вод в Трубеж и другие притоки озера. Результат такого «притока» — загрязнение вод прибрежной части озера, особенно с восточной стороны. Анализы проб воды показывают наличие в ней веществ, вызывающих бурное развитие нитчатых и сине-зеленых водорослей, которые после отмирания опускаются на дно и, разлагаясь, заиливают его. Кроме того, на их «переработку» уходит большое количество кислорода, что ведет к его дефициту, особенно в летний период, и, как следствие, к сокращению жизненного пространства для рыб, особенно ряпушки. Как видите, все эти факторы оказывают существенное влияние на процессы заиливания чаши озера и ускорения процесса превращения его в болото.

— Такое ощущение, что мы балансируем на грани, — вступает в разговор Марина Андреева. — Массовое развитие нитчатых водорослей ведет к тому, что в ходе волновых процессов они отрываются от дна и всплывают на поверхность целыми матами, образуя островки, сквозь которые другим водорослям, очищающим озеро и дающим жизнь рыбам, не пробиться. Прошлый год как раз этим и был характерен.

По мнению ученых, сокращение площадей высшей водной растительности, играющих важную роль в функционировании экосистемы, неизбежно влияет на состав и численность рыбного населения, а массовое развитие простейших водорослей может в перспективе вызывать заморы рыб в летнее время.

 

Вернуть воды Берендеева болота

Такова точка зрения многих, кому не безразлична судьба озера Плещеево. Это не дело, возмущаются они: болото наше, а его воды питают реки соседней области.  Возмущение вполне понятно, ведь отвод вод привел к тому, что главная «артерия» озера — Трубеж, который берет начало из болота, заметно обмелел, не говоря уже об остальных более мелких притоках реки и озера. Выход — вернуть воды в свои реки и речушки. Правда, старые русла в большинстве своем за время маловодья стильно обмелели, а то и вовсе пересохли, поэтому их прежде нужно прочистить.

—  Есть проект реконструкции дренажной сети и восстановления естественного тока Берендеева болота от 2002 года, — продолжил Сурен Хачатуров. — Реализовать его в то время не смогли, сейчас и подавно — экономический кризис, но можно обойтись малыми затратами, например, за счет расчистки и углубления старых русел и дренажных канав, а также сооружения земляных перемычек. Уже одно это позволило бы частично увеличить приточность Трубежа и, соответственно, озера.

За последние 30 лет проточность озера уменьшилась почти в два раза, что в итоге ведет к застойности и разрастанию водорослей, убивающих водоем, но, к сожалению, над этим никто не хочет задуматься. Понятно, что тут тоже нужны деньги, но по сравнению с миллиардным проектом — рубли. К тому же, если объединить интересы города и района, то будет дешевле.

По мнению госинспектора, немалый вред водосборному бассейну озера наносят устраиваемые на реках, речках и ручьях перемычки (плотины) и пруды. Кроме того, русла этих водотоков заросли травой и водной растительностью, завалены ветками и стволами деревьев и даже бытовым мусором, что и ведет к уменьшению поступление воды в озеро. Бесконтрольное бурение артезианских скважин также наносит вред. Как рассказал Сурен Хачатуров, в последние годы значительно увеличилось количество скважин и колодцев, что привело к увеличению объемов изъятия воды из подземных горизонтов и, возможно, снижению поступления подземных вод в озеро. Владельцы и арендаторы земельных участков бурят скважины по своему усмотрению, не имея заключения и разрешения на их устройство от соответствующих органов. Также не ведется учет количества скважин, колодцев и изымаемого объема воды из подземных горизонтов. Почему не выполняются эти прописные правила, остается только гадать.

 

Увеличить водоохранную зону озера

С предложением увеличить водоохранную зону озера с 50 до 200 метров руководство НП «Плещеево озеро» обратилось в областную Думу. Естественно, представив полную картину состояния Плещея, однако депутатов, судя по их «вердикту», это не впечатлило.

Как пояснила Марина Андреева, есть два пути (о них она также доложила на встрече с депутатами): причислить озеро к водоемамс промысдово-рыбоводным хозяйствам или инициировать внесение изменений в Водный Кодекс РФ. Первый — под большим сомнением, поскольку у нас нет такого промысла, второй подходит больше, но депутаты считают, что добиться этого нереально. Оно и понятно: дело-то хлопотное, кому хочется брать на себя лишнюю головную боль. Но, как бы то ни было, вопрос увеличения водоохраной зоны не закрыт. Учитывая статус озера Плещеево, Минприроды полагает обоснованным установить в отношении него охранную зону в 200 метров от уреза среднемноголетнего уровня воды в озере.

Что даст увеличение этой зоны? По мнению Сурена Хачатурова, это позволит снизить антропогенную нагрузку на прибрежную полосу озера, то есть уменьшить поступление биогенных и загрязняющих веществ с прилегающих территории, что, в свою очередь, улучшит условия нереста, нагула и развития рыбной молоди. Прибрежная полоса служит местом нереста практически всех видов рыб, обитающих в озере, поэтому их наличие во многом зависит от качества среды. Кстати, наша ряпушка также нерестится в прибрежной зоне — на мелководье. Здесь же икра ряпушки покоится до весны, а затем развивается. Таким образом, прибрежная часть круглогодично играет важнейшую роль в функционировании экосистемы водоема и нуждается в особой охране для предотвращения негативного воздействия как во время нереста, так и вне его.

Но исполнимо ли это? На сегодня не могут найти управу на тех, кто залезает на 50 метров, а что будет, когда зона станет в четыре раза больше? Не редкость картина, когда частники, огораживая свои угодья, прихватывают и береговую зону. В частности, Трубежа, водоохранная зона которого 100 метров!

Люди возмущаются, дескать, куда смотрят национальный парк и природоохранная прокуратура. Возмущение справедливое, но, оказывается, парк ограничен в плане проверок, а прокуратура проводить их может только по обращениям. Получается, что Плещей, как дитя без глазу у семи нянек: контролирующих инстанций много, а озеро и Трубеж мелеют, да вдобавок еще и находятся в кольце заборов.

Тамара Воробьева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

12 − 7 =