Строить новое, но и старое бросать не надобно

Снести или дать вторую жизнь старым фабрикам? Этот вопрос в последнее время довольно активно обсуждается в соцсетях. Один из участников упорно настаивает на том, что у промышленности Переславля нет истории, посему для туристов старые корпуса фабрик и заводов не интересны. А что по этому поводу думают другие? Чтобы получить ответ, было решено организовать встречу с участием желающих высказаться по этому поводу. Что и произошло в минувшую пятницу в актовом зале завода «ЛИТ».

Место встречи, как заметили организаторы встречи, выбрано не случайно. Завод — не только одно из старейших предприятий Переславля, его корпуса, расположенные на так называемой старой площадке, готовы хоть сегодня принять богатейшее собрание Переславского музея-заповедника, как бы подтверждая слова Петра I: «Хорошо новое строить, но и старое бросать не надобно».

Химзавод, а ныне Компания «Славич» считается градообразующим предприятием. С его появлением в Переславле началось строительство жилых микрорайонов, школ, детских садов, больницы и так далее. Но, как показывает хронология развития города, к градообразующим предприятиям можно отнести и фабрики, построенные почти два века назад.

stroit-1

Как рассказала Елена Шадунц, научный сотрудник Переславского музея-заповедника, к моменту появления полотняной фабрики (ныне «Залесье») Переславль являл собой небольшой уездный городок, где жили в основном купцы, крестьяне, которые занимались рыбной ловлей, и так называемые государевы люди — охотники, артиллерийские кузнецы и прочий мастеровой люд, выполняющий государственные заказы. Город жил торговлей, то есть продажей того, что производилось местными мастеровыми и выращивалось на собственных огородах. Раз в году проводилась ярмарка, которая длилась целую неделю и на которую съезжалась вся округа. В 1742 году императрица Елизавета возрождает Мануфактур-коллегию — организацию, отвечающую за развитие промышленности. В числе тех, кто решился откликнуться на это великое дело и открыть полотняную фабрику, был Ф.Угримов — один из самых состоятельных купцов Переславля. Естественно, что для этого ему требовались земля и рабочие. С первым особых проблем не было. В то время на территории города было много выгонов для скота. Один из них, заболоченный участок у реки Воргуша, по Указу Мануфактур-коллегии выделил город, второй он взял в аренду у Феодоровского монастыря. С рабочими было сложнее. В отличие от помещика купец не мог иметь крепостных, поэтому их ему предстояло купить. Как значится в том же Указе, купить надлежало «…1000 душ мужского полу и в неограниченном количестве — женского», что и было сделано. Так, благодаря возрождению Государственной Мануфактур-коллегии в Переславле в 1758 году появилось первое производство мануфактуры.

Первоначально производственные корпуса фабрики и дома для рабочих были одноэтажными и деревянными, но с появлением в городе кирпичного завода стали возводить каменные. Так было положено начало появлению двухэтажных зданий, одно их которых, известное как общежитие для фабричных мастеров, сохранилось до сих пор.

По словам председателя Переславского отделения Союза архитекторов Валерия Попова, производственные корпуса и жилые дома возводились с соблюдением всех инженерных требований. В этом убедило проведенное в начале 70-х годов прошлого века обследование подвалов — они сухие. А ведь эти строения находятся в непосредственной близости от реки, которая по весне заливает всю округу. Оказывается, была применена дренажная система. По тем временам это было большое достижение. Соблюдались и требования, предъявляемые к строительству. Например, в таком-то месте здание должно быть в два этажа и каменное, а в таком-то одноэтажное и деревянное. Это был своего рода Генплан города, нарушение которого не допускалось.

Полотняная мануфактура не раз меняла своих владельцев. Оказавшись на грани разорения, Угрюмовы продали фабрику А.Куманину, тот передал ее своим детям, а те в свою очередь продали московским купцам — братьям Борисовским. С их приездом Переславль, до этого тихий и молчаливый, стал шумным и суетливым — на месте полотняной фабрики возводилось бумагопрядильное производство. Однако и эта семья не избежала разорения, и предприятие перешло в руки товарищества Переславской мануфактуры.

Промышленностью решила заняться еще одна купеческая семья — Темериных. Этот мощный клан, поглядывая на Угримовых, решил, что мануфактурное предприятие — дело прибыльное, и в 1781 открыл ткацкую фабрику.

Свидетельством того, как благодаря новым предприятиям развивался город, является перепись 1897 года. На тот период в Переславле числилось: 8662 жителя, 29 церквей, 8 фабрик и заводов, 5 больниц — земская на 30 коек и 4 фабричных, богадельня и приют; 7 учебных заведений — женская гимназия, городское и духовное училища, 4 начальных школы; типография и две книжные лавки. А еще в городе была водонапорная башня и водопровод, и все это было построено на средства купцов и промышленников Переславля.

Деятельность Угримовых, Куманиных, Борисовских и товарищества Переславской мануфактуры сформировало в городе район, который мы знаем как Комсомольская площадь. Здесь сконцентрирован большой пласт истории промышленности Переславля. Из фабрик XIX века таким пластом является завод «ЛИТ», в частности, его старая площадка. Именно здесь находились красильни, которые московский купец Павлов превратил в ситценабивную фабрику. Спустя еще несколько лет фабрика, став собственностью Товарищества «Проводник», перешла на выпуск продукции оборонного значения.

Есть еще одно предприятие, которое также является частью промышленной истории Переславля. Это «Новый мир». Свой расцвет фабрика, которая к 1884 году считалась единственным в России предприятием механической вышивки, получила при новом владельце — А.Гольмберге. Завезенные им современные вышивальные машины позволяли не только повысить качество продукции, но и существенно расширить ассортимент. В советский период фабрика вышла на новый виток развития, но перестройка внесла свои коррективы, в результате сегодня «Новый мир» переживает далеко не лучшие времена.

Что сейчас представляют собой эти предприятия? «Новый мир» — в стадии банкротства, «Залесье» использует свои возможности едва ли наполовину, от Темеринской мануфактуры остались руины, лишь старая площадка завода «Лит» вселяет уверенность, что у нее будет вторая жизнь. А что с остальными? По мнению искусствоведа Александры Андреевой, есть три пути, позволяющие вдохнуть в них вторую жизнь: реставрация, реконструкция и реновация. Первые два варианта успешно применяются за рубежом. Что может дать реставрация, например, полуразрушенному зданию Темеринской мануфактуры? В прошлом году областной Департамент культуры принял решение о продаже руин, но при условии, что будущий владелец превратит их в объект, который войдет в туристический маршрут.

Как показывает мировая практика, старые корпуса могут стать музеем, библиотекой, местом проведения научных симпозиумов и так далее. Все это их владельцам приносит неплохую прибыль. Например, в одном из городков Англии бывшие корпуса шелковой мануфактуры, расположенной на берегу небольшой речки, стали местом, где можно и рыбу половить, и поучаствовать в процессе создания шелковых ленточек, и отдохнуть вдали от городского шума и суеты. Аналогично и в других странах. Переславль может последовать их примеру, тем более что объектов для этого достаточно. Второй вариант — реконструкция и приспособление их под жилье, офисы, студии и прочие заведения и учреждения, также коммерчески выгодный проект. А вот реновация, то есть использование корпусов в качестве арт-пространства или арт-плей, менее желателен, поскольку здания используют по максимуму при минимуме вложений в них.

Каким образом продлить жизнь старым предприятия Переславля? Варианты, как видим, имеются. Но какие конкретно наиболее приемлемы? Ответ на этот вопрос решено получить на следующих встречах, которые планируется сделать регулярными. Пока же было предложено оценить их возможности. Наивысшую оценку получил «ЛИТ», тут все понятно — его корпуса вековой давности сохранены в том виде, в каком их создал купец Павлов, а самое главное, им уже найдено применение. По мнению большинства участников встречи, на второе место можно поставить «Залесье». У фабрики огромный потенциал, но он пока очень закрытый. Что касается «Нового мира», то тут ситуация сложная, хотя и у него есть перспектива стать таким же интересным объектом. Есть будущее и у Темеринской мануфактуры, но при условии, что здание будет восстановлено.

Возможно, далеко не все руководители предприятий знают, что старые корпуса их производств могут стать не просто интересными туристическими объектами, но и приносить прибыль. Поэтому есть планы рассмотреть этот вопрос на Совете директоров, а чтобы как можно больше привлечь людей к обсуждению этой темы, предложено делиться своим мнением в соцсетях, на сайтах музея-заповедника, проекта «Шилля» и на страницах «Независимой». Как сказала Александра Андреева, отклик каждого очень важен. Перед нами два пути: либо теряем наследие, либо с помощью общественности вдыхаем в него новую жизнь.

Тамара Воробьева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

5 × 4 =