Кровавая тропа

В ночь с пятницы на субботу у лесного массива в районе села Нагорье неизвестные лица произвели незаконный отстрел лося. По информации осведомленного источника, трое неизвестных, передвигаясь в ночное время на легковой автомашине по дороге Нагорье-Переславль, застали за кюветом жирующего лося. Один из браконьеров из карабина произвел по зверю несколько выстрелов. Первая пуля попала в район передней лопатки и пробила лося навылет, повредив ему легкие. Рана была смертельной, но лесной великан в порыве к жизни сумел пробежать еще несколько десятков метров и, потеряв силы от кровопотери, беспомощно рухнул на снег. Подбежавший к лосю стрелок произвел второй выстрел в голову.

Разделав тушу, злоумышленники погрузили добычу в машину и уехали в неизвестном направлении, оставив после себя кровавую тропу.

Приехавшая на место происшествия оперативно-следственная группа полиции работала в привычном для себя узком русле, отрабатывая единственную версию — о причастности к данному преступлению только официальных владельцев нарезного оружия из числа жителей Нагорья, которых всего-то набралось по списку девять человек. А другой версии у полиции просто не существовало. Не было информации о дачниках (которых уже стало значительно больше местных жителей) на предмет наличия у них огнестрельного оружия, незарегистрированных снегоходов, квадроциклов, на которых они бороздят наши просторы. А ведь именно в пятницу вечером многие дачники приезжают в деревни, и далеко не за тем, чтобы полюбоваться своим, занесенным снегом, огородом.

В кругу сотрудников полиции принято считать, что преступления, совершаемые автогастролерами, в силу определенных причин являются трудно раскрываемыми. Но злоумышленники в своем большинстве уже давно не идут «на дело» без предварительно собранной информации об объекте посягательства. Возьмем, к примеру, надоевших всем цыган, которые, по сути, занимаются незаконным предпринимательством, выпрашивая у людей металлолом и б/у аккумуляторы. По большому счету, они, скорее всего, попутно ведут и сбор информации об одиноких пенсионерах, ветеранах ВОВ, чтобы завтра развозить своих сородичей по конкретным адресам на мошенничество или разбой. И примеров тому много, даже в Нагорье. Но кому они интересны? Правильно, никому. А раз информации о них нет, нет и раскрытия совершенных ими преступлений.

Вышеописанное браконьерство тоже отнюдь не спонтанное. Следы зверей в этом месте были замечены еще недели три назад, и эту ситуацию браконьеры просчитали и реализовали. В то же время, разве браконьер отличается от охотника наличием у него нарезного оружия, на чем при розыске акцентировалась полиция? Конечно же, нет. Просто, чтобы привязать к этим событиям других охотников и другое нарезное оружие, нужна обширная информация, сбором которой надо было системно заниматься ранее — в рамках профилактических мероприятий. Но этим тоже никто в полиции не занимался. А на нет, как говориться, и суда нет.

В итоге единственная версия полиции в отношении местных жителей развалилась под натиском объективных фактов, а преступление по «горячим» следам осталось не раскрытым. Но мне думается, что это еще не конец грустной истории, так как злоумышленники были слишком уверены в собственной неуязвимости и совершили много ошибок, о которых сегодня в интересах следствия я рассказать не могу. Но, как сказано в Библии — нет ничего тайного, что не сделалось бы явным.

Александр Девяткин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × один =