Приумножить и сохранить

В повестке дня заседания Научно-технического совета Национального парка «Плещеево озеро», которое состоялось 12 октября, было два основных вопроса: создание Государственного природного заказника «Бармазовский» и влияние сброса городских сточных вод в озеро Сомино. Пути их решения, которые были приняты в ходе обсуждения, разные, задача же одна — сохранить уникальные памятники природы — озеро Сомино и озеро Плещеево.

Бармазовский заповедник или Национальный парк?

Болота Половецко-Купанское, Чистое-Белое и Сомино, которые входят в охранную зону НП «Плещеево озеро» под названием Бармазовские охотничьи угодья, являются водосборным бассейном озера Плещеева. Они уникальны по своему растительному и животному миру. Здесь есть виды, которые занесены в Красную Книгу Ярославской области, Российскую и даже международную.

В настоящее время территория, на которой находятся Половецко-Купанское и Чистое-Белое болота, является общедоступными охотничьими угодьями ярославской области, и находятся в подчинении Департамента охраны и использования животного мира. По сути, это были угодья Переславского общества охотников и рыболовов. Здесь его члены не только охотились, но и занимались охраной, воспроизводством и подкормкой животных. По словам директора национального парка Михаила Федорова, это была мощная общественная армия, которая участвовала в сохранении популяции животного мира данной территории. Почему была? Потому что по решению судов (последнее было вынесено в апреле прошлого года), общество перестало существовать. Естественно, что его ликвидация обеспокоила национальный парк. Как уже сказано выше, болота Бармазовского охотничьего хозяйства — водосборный бассейн озера Плещеева, что, кстати, доказано научными исследованиями. Именно по этой причине в свое время эта территория вошла в охранную зону национального парка. Опасаясь за ее сохранность, руководство парка забило тревогу — стало обращаться в Минприроды и в правительство области.

Как выяснилось в ходе обсуждения вопроса о сохранении Бармазовского участка, правительство области предлагало сделать его заказником регионального значения. Министерство природы не против заказника, но при условии, что он будет комплексным, то есть с особым режимом как по сохранению всего его животного и растительного мира, так и по недопущению причинения вреда водосборному бассейну озера. У Национального парка свое предложение, которое Минприроды поддерживает, — присоединить угодья к его территории.

По мнению представителей Департамента по охране природы, вопрос защиты биологического разнообразия угодий назрел давно. Здесь не только ведется неконтролируемая охота, но и довольно сильно загрязняется территория, весной выжигается, что уже само по себе опасно. Сегодня национальный парк оградить Бармазовский участок от этого, мягко говоря, безобразия, не может, поскольку без денег работу не провести, а если вкладывать, то это уже будет их нецелевое использование, за что по головке не погладят. Оставить же все как есть, значит, потерять уникальный уголок природы. Кстати, по словам представителя Департамента по охране и использованию животного мира Ярославской области, на него уже положили глаз некоторые деловые личности из столицы. Однако в течение года отдельные члены правительства области шли навстречу департаменту в вопросах сохранения охранного участка, и он сохранен до настоящего времени. А посему выхода только два: сделать Бармазовский участок заказником или передать его национальному парку. Окончательное решение должны принять члены научно-технического совета НП «Плещеево озеро». И оно было принято. Все, за исключением одного воздержавшегося, проголосовали за включение данной территории в границы парка.

 

Международная конвенция не спасает

Болото Сомино и, соответственно, озеро Сомино давно значатся в списке объектов Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение как места обитания водоплавающих птиц. Несмотря на столь грозную защиту озеро, которое к тому же является еще и памятником природы регионального значения и находится в охранной зоне НП «Плещеево озеро», гибнет. Причина гибели — слив в него сточных вод с очистных сооружений города. А между тем озеро, как и болото, — часть водосборного бассейна Плещея, из которого горожане пьют воду.

Последние анализы проб воды озера Сомино показывают значительное превышение предельно допустимых норм железа, меди и прочих нежелательных примесей. Лишь в устье Вексы вода чистая, в месте же сброса стоков, которые, кстати, тут же смешиваются с озерной водой, нормы превышены в 15 раз. При этом руководство города не скрывает, что сбрасываются неочищенные стоки. Печально, что и Департамент по охране окружающей среды и использованию животного мира, в ведении которого находится озеро, абсолютно этим не озабочен. Благодаря такому отношению озеро зарастает, и если сегодня не принять надлежащих мер, то через несколько лет оно станет частью болота, его породившего. А ведь здесь, во всяком случае, пока, находятся почти 150 видов редких растений, часть которых занесена в Красную Книгу области и России.

Коллектор (его протяженность более 20 км), по которому стоки с очистных сооружений поступают в озеро, проходит по территории национального парка, где его периодически прорывает, нанося тем самым вред окружающей среде.

Есть еще один коллектор, по которому стоки можно направлять в реку Нерль Клязьминская, его длина 9 км, но он считается резервным. Основная причина сбросов в Сомино грязных стоков — плохая работа очистных сооружений. По сути, сооружениям, которые уже давно выработали свой ресурс, необходима полная реконструкция, но ни у города, ни у области на это нет средств. Однако выход у города есть. В рамках подготовки к празднованию 800-летия нашего великого земляка Александра Невского разработать городскую программу реконструкции сооружений и войти с ней в областную и федеральные программы. К сожалению, насколько известно, этим выходом городская власть воспользоваться почему-то не спешит.

Национальный парк со своей стороны делает все возможное

— Мы будем добиваться ремонта очистных сооружений, закрытия старого и пуска резервного коллектора, — сказал директор парка Михаил Федоров, — но на это потребуется время. Старый коллектор можно закрыть и сейчас, но тогда стоки будут загрязнять реку Нерль Клязьминскую. Получится, что, спасая один водоем, мы будем наносить вред другому. В настоящее время информация по всем вышеуказанным проблемам доведена до администрации области.

Проблемы с очистными сооружениями и в районе. За последние полтора года по заявлениям природоохранной прокуратуры за сброс на ландшафт охранной зоны национального парка канализационных стоков (а также содержимого выгребных ям) возбуждено пять уголовных дел. Сбрасываются потому, что нет очистных сооружений. Понятно, что суды — не лучший вариант решения проблем, более того, штрафы, которые налагаются на администрацию района, существенно подрезают его бюджет. Но это, по мнению Михаила Федорова, единственная возможность обратить внимание области на данные проблемы. К сожалению, до настоящего времени правительство области мер не приняло.

 

Ни хвоста, ни чешуи

Как стало известно, Минприроды решило исключить из Красной книги переславскую ряпушку. На чем основывается это решение, которое, как оказалось, зрело почти полтора года, непонятно. Не верится, что чиновники, принимая такое решение, были не в курсе состояния озера Плещеева, где обитает ряпушка, что известная «царская селедка» может в любой момент исчезнуть навсегда. Кстати, не только она, но и другие виды рыб.

Так принято, что идущему на рыбалку человеку желают «ни хвоста, ни чешуи», что означает пожелания удачного улова. Но будет ли он таковым на озере Плещееве через десяток-другой лет? Сомнения высказывают не только переславцы, но и ученые, а вызваны они «усыханием» этого уникального водоема.

Причин тому несколько: открытый водозабор, маловодье, которое наблюдается последние три десятилетия, снижение уровня грунтовых вод Берендеева болота — на протяжении 60 лет оно осушалось, чтобы вести добычу торфа, и, как следствие, обмеление Трубежа и других рек и речушек, берущих в нем начало.

Со снижением уровня воды в озере сокращается зона нереста практически всех видов обитающих в нем рыб. Более того, исчезают места, где рыба нерестилась еще 10-20 лет назад. Это впадающие в озеро речки и ручьи, которые либо пересохли, либо упал уровень воды, и они стали абсолютно не пригодны для нереста. Есть еще одна беда, которая сказывается на популяции рыб, — уменьшение зоны ее обитания. Это вызвано тем, что в последние годы летние месяцы бывают довольно жаркими и слой теплой воды, в которой рыба не может существовать, увеличивается, снизу же зону ее обитания поджимают донные воды, лишенные кислорода. Нынешним летом, например, ученые отметили, что ряпушка обитала в слое воды, толщиной 1,5 м вместо 5-7. Если следующие годы будут такими же маловодными, а летние месяцы жаркими, то ряпушка перестанет существовать. Хорошо, что пока на качестве воды это не сказывается. Но опять же пока. Притоки озера с каждым годом становятся не только мельче, но и грязнее. Анализ воды Трубежа и Ветлянки показывает превышение предельно-допустимых норм вредных примесей в 10-14, а то и более раз. Сказываются сбросы с промышленных площадок города, в частности «Славича», плохая работа ливневок и отсутствие канализации в прибрежной части города. Единственное спасение для озера на сегодня — зарастание притоков, в частности, Трубежа, что является своего рода фильтром, да и само озеро благодаря заросшим берегам очищается. Но, как говорится, все до поры, до времени.

Однако решение этих проблем без серьезных научных исследований и выполнения ряда дорогостоящих проектов невозможно. В городе и районе денег  на это нет, поэтому необходимо добиваться финансирования из областного бюджета, а то и федерального. В противном случае разговоры о сохранении озера с его пока еще богатой флорой и фауной и чистоте воды — пустая трата времени.

Тамара Быстрова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

5 + 7 =