Что имеем — не храним…

Круглый стол стал завершающим этапом состоявшейся в Переславле научно-практической конференции, посвященной вопросам сохранения исторических городов и поселений.

Началось заседание выступлением представителя общественности деревни Криушкино Веры Шленкиной. По ее мнению, несмотря на закон о сохранении исторических и природных памятников, на многочисленные изменения и дополнения к нему, озеро, которое является особо охраняемой зоной Национального парка «Плещеево озеро», гибнет.

— Подскажите, что еще нужно сделать, чтобы сохранить хотя бы то, что он него осталось — обратилась Вера Ивановна к участникам конференции. — Мы обращались во многие инстанции, в частности, к президенту России, в Русское географическое общество, к генеральному прокурору РФ, но нас, судя по всему, не слышат. А между тем озеро мелеет, его берега и прилегающие территории застраиваются, что нарушает уникальный ландшафт — неповторимое творение матушки-природы. Под угрозой разрушения такие исторические места как Клещин, Александрова гора, прилегающая к Никитскому монастырю территория. Понятно, что это приносит прибыль застройщикам, но какой ценой?!

Внести ясность попытался Николай Чернышов, руководитель управления Минкультуры по ЦФО. По его словам, областной Департамент охраны объектов культурного наследия контролирует вопросы сохранения исторических и природных памятников Переславля и района, но не все так просто. Земли, на которых ведется или планируется строительство, хоть и находятся на территории национального парка, являются частной собственностью, и владелец вправе поступать с ними по своему усмотрению. Несовершенство законодательной базы создало немало лазеек, которыми застройщики пользуются, естественно, в своих интересах. Винить в том, что застраиваются природные памятники, национальный парк, по сути, нельзя.

Как пояснила Елена Шадунц, заместитель председателя Переславского отделения ВООПиК, в границы парка, в описании которых она принимала непосредственное участие, были включены Александрова гора, прибрежная территория, примыкающая в горе, и территория вокруг Никитского монастыря, но последовало распоряжение их убрать, так как они — земли сельхозназначения. Лесному ведомству, в ведении которого тогда находился парк, было все равно, имеют они историко-культурное значение или нет. В результате сегодня мы имеем то, что имеем.

А могли бы и не иметь. Как рассказал Андрей Рыбаков, президент Фонда местных инициатив, изначальной задачей национального парка являлось сохранение исторических комплексов и культурного ландшафта, в частности, того, что создавали и пока еще создают ценность и озеру, и Александровой горе, и городу. В конце 90-х в границы парка вошли земли совхоза «Новоселье» и колхоза «Рассвет». В это же время вышло постановление облисполкома о передаче парку в оперативное управление всех земель, входивших в его границы.

— Цель передачи — создать организацию, которая от имени государства будет заниматься сохранением этих территорий и развитием познавательного туризма, — продолжил Андрей Валентинович. — К сожалению, все последующие действия, связанные с приватизацией земель и их продажей, противоречат этой цели. Если бы государство в отношении этих земель приняло иное решение, то сейчас бы по ним не возникло никаких вопросов.

По мнению участников круглого стола, не возникло бы вопросов и по сохранению исторического облика Переславля, если бы, например, принимая новые Правила землепользования и застройки, были отменены старые, например, проект охранных зон. Но они не отменены, и застройщики, в том числе частные лица, руководствуются теми документами, которые им выгоднее. Проверить же, что они строят и как, контролирующие органы могут только после сигнала, например, со стороны жителей.

— А что делает муниципальный контроль? — поинтересовалась Елена Шадунц, обращаясь к заместителю мэра Александру Малышеву. — Идет строительство дома или любого объекта, вокруг которого, как правило, нет никакой информации о том, что возводится и кто возводит, а орган, который обязан следить за этим, — в стороне. Надеяться, что кто-то из горожан подойдет к строителям и спросит, что они тут делают, не стоит — не готовы еще наши люди к этому. И в вину им это ставить нельзя хотя бы потому, что сама администрация города от этих вопросов устраняется.

Вот уже поистине: что имеем — не храним, потерявши — плачем. Плачем потому, что восстановить утерянное практически невозможно. В свое время по берегам Трубежа стояли добротные деревянные дома, украшенные ажурной резьбой, многие с мезонинами. Сейчас такой дом — редкость, в основном — отделанные сайдингом либо кирпичные особняки за высокими заборами.

По словам Александры Андреевой, научного сотрудника музея-заповедника, плохо, что исчезают старинные дома, мосты и мостики, но есть вероятность восстановления утраченного, пусть и частично. По новому проекту охранных зон Переславля, который сейчас разрабатывается, в охранную зону Спасо-Преображенского собора войдет вся историческая часть города, в том числе Рыбная слобода, улицы Ростовская и Советская.

Понятно, что Переславль не может оставаться таким, каким был 200-300 и даже 100 лет назад, что горожане хотят жить в более комфортных условиях, чем их предки. Поэтому, каким бы древним город ни был и какими бы памятниками не славился, он должен развиваться, но так, чтобы не пострадала его историческая среда.

По мнению участников круглого стола, город должен развиваться и вне его исторической части, но есть ли для этого площади?

— Есть, — сказал Александр Малышев. — Это 9 и 10 микрорайоны, территории которых еще не освоены.

За развитие города, в частности, за появление в нем новых предприятий, высказалась и Нина Бурцева, представитель объединения работодателей. При этом она заметила, что коль город находится на территории национального парка, производства должны быть только такие, которые не нанесут вреда окружающей среде. Затронула она и больную для промышленников города тему.

— Если для предприятий есть ограничения со стороны национального парка и Минприроды, то должны быть и преференции. Об этом почему-то никто, кроме промышленников, не задумывался, — сказала Нина Григорьевна и продолжила:

— Туризм — дело хорошее и нужное, но он не обеспечит городу достойное развитие. Нужна промышленность, тем более что площадка для этого имеется, нужны инвесторы. Но для того, чтобы они шли в город, необходимо создавать для них благоприятный климат. На сегодня этим мы не поможем похвастать.

Свое мнение о сохранении культурного наследия Переславля высказал и священник Александр Парфенов из Ростова:

— Памятники — прекрасные, но среда — ужасная. Можно оказаться в луже, обжечься крапивой, испытать трудности с туалетами и так далее. Если музыканты возьмут неправильный аккорд, то их музыку слушать не будут. То же и с архитектурой. Она — не только организация пространства, но и застывшая музыка. Так почему же сегодня допускается такой диссонанс? На мой взгляд, потому что у большинства современных архитекторов мысль не о том, как сделать единым или дополняющим друг друга архитектурные стили, а сделать что-то новенькое и чем вычурнее, тем лучше. Понятно, что тут говорить о сохранение исторической ценности объекта не приходится.

О колдобинах, зарослях крапивы и бурьяна говорила и Людмила Родионова, представитель общественности города, и не где-нибудь, а недалеко от Спасо-Преображенского собора. По ее мнению, если все это безобразие не делает чести центру города, то дорога, которая полукольцом охватывает собор и не один год служит для объезда автомобильных пробок, может его погубить.

Подняла она и вопрос археологических раскопок:

— Мое мнение, которое я прошу записать в резолюцию, что перед тем, как начинать работы по реконструкции старой части города, которые планируются в связи с 800-летие Александра Невского, провести полномасштабные археологические раскопки. Я уверена, что в ходе этих работ найдутся такие раритеты, которые раскроют не одну тайну истории нашего древнего города.

Не обошла стороной Людмила Родионова и вопросы развития туризма. Она предложила, например, возродить Рыбную слободу, организовав там станцию по восстановлению рыбных запасов озера Плещеево, а в Соколке, в районе Данилова монастыря, — соколятники, которые в свое время были известны по всей Руси.

Участники круглого стола подняли много проблем, и, как было отмечено, они — головная боль не только Переславля, но и других исторических поселений. Поэтому, как сказал Андрей Лукашов, председатель Ярославского областного Союза архитекторов России, к ним будут возвращаться. По итогам же нынешней конференции будет выработана и представлена к публичному обсуждению на сайте Областного Союза архитекторов резолюция.

Тамара Быстрова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

2 × два =