Как нас пользуют…

Каждую весну рыба идет вверх по течению, совершая нерестовые миграции, пока не упрется в какую-нибудь преграду. Например, в плотину на реке Вексе в поселке Купанском или Хоробровское гидротехническое сооружение на реке Нерль, которое вот уже 14 лет без пользы прозябает в Нагорьевском сельском поселении. За рыбой, естественно, устремляются рыбаки как местные, так и из соседних регионов, а за ними следуют инспекторы рыбнадзора под охраной полиции. И их целью, судя по всему, является не охрана рыбьего стада от реальных браконьеров, а количество составленных протоколов на людей с удочками, так как это намного легче и безопасней, да и карьеризм с видимостью успешной деятельности у нас еще никто не отменял. И если закон с одной стороны разрешает лов рыбы удочкой, то с другой — он же его и запрещает. Рыбак, обратившийся в редакцию, пояснил, что приехал отдохнуть на рыбалку в Хороброво, во время которой инспекторы рыбнадзора с полицией составили на него и его соседа по рыбалке административные протоколы за лов рыбы вблизи плотины. Примечательно, что остальных, которые рыбачили чуть поодаль, не тронули.

Я решил побывать на плотине, чтобы встретиться с этими защитниками «рыбного богатства» и задать им несколько вопросов, но застать их там не представилось возможным. Хотя некоторые из рыбаков, с которыми я общался, рассказали, что рыбнадзор появляется через день, выбирает у плотины пару жертв, на которых составляются протоколы, и уезжает, а рыбалка возобновляется.

На подъезде к плотине машины рыбаков были припаркованы на обочине грунтовой дороги перед двумя грозными аншлагами, один из которых «грозил» гражданам штрафом за проезд к водоему по водоохранной зоне, другой, стоящий рядом, — за проезд без разрешения собственника частной территории. Как я писал ранее, встретить частную землю в водоохранной зоне на берегах рек Нагорьевского сельского поселения для местных жителей — дело уже обыденное, хотя данные факты квалифицируются как нарушения природоохранного законодательства и должны бы своевременно пресекаться соответствующими органами, но почему-то никто на это не реагирует. Вероятно, так удобней для себя — быть «глухими и слепыми» к происходящему, да и на карьерный рост эти «болезни» не влияют, если не сказать обратного.

В соответствии с правилами о рыболовстве, пользователь водными биоресурсами, коими, в том числе, являются и граждане, не вправе осуществлять добычу (вылов) водных биоресурсов у плотин, мостов, шлюзов и других гидротехнических сооружений на расстоянии менее 500 метров. Из федерального закона «О безопасности гидротехнических сооружений» узнаем, что гидротехническое сооружение — сооружение гражданского, военного или другого назначения, построенное на искусственном или естественном водном объекте, либо сам являющийся водным объектом. Отсюда выходит, что, к примеру, пруд — гидротехническое сооружение. Значит, и в прудах ловить карасей тоже нельзя. А еще такими сооружениями являются пирсы, каналы, дамбы и водохранилища. То есть, если следовать букве этого закона, как только вы подошли с удочкой к водохранилищу ближе 500 метров, вас уже можно смело штрафовать. Вы скажете: «Бред!» А разве не бред штрафовать человека за ловлю рыбы на удочку у плотины или моста? Тем более что река Нерль и стоящая на ней Хоробровская плотина, в соответствии с официальной документацией, не являются местом нереста рыбы. При этом одни запрещают здесь рыбалку гражданам, а другие продают прилегающий к реке земельный участок в частную собственность, начиная прямо от ограждения этого гидротехнического сооружения. Это тоже не бред, а факт, противоречащий здравому смыслу.

Если бы мне удалось встретиться на реке с инспекторами рыбнадзора, я бы спросил их, почему на плотине нет аншлага, указывающего с какой именно отметки на берегу реки разрешен лов рыбы для граждан. Почему он отсутствует? Как они сами определяют расстояние от плотины до рыбака, привлекая человека к административной ответственности, на глазок или как? Почему к ответственности привлекаются не все лица, находящиеся в зоне нарушения правил, а лишь некоторые, и с чем это связано? Почему их, а также сотрудников полиции ограниченная принципиальность не распространяется на рыбаков-нарушителей у моста на реке Трубеж в центре Переславля, где одни регулярно ловят рыбу, другие ходят и ездят мимо, не замечая столь «тяжкого» правонарушения у себя под носом? Или же они в своей деятельности используют практику двойных стандартов?

Если вспомнить всю историю Хоробровской ГЭС, то можно сказать, что многие депутаты и чиновники за счет нее регулярно набирали себе дополнительные очки перед выборами. Одни рассказывали сказки о дешевой электроэнергии в Нагорье для населения, сельхозпредприятия и удешевлении его продукции, другие интриговали население рассказом о постройке в Хороброве лечебного профилактория и создания в связи с этим новых рабочих мест. Короче, врали все, как могли и в разных тональностях, карабкаясь во власть любыми путями, где сейчас и присутствуют, кроме ушедших в мир иной. А население наивно верило, и в итоге ему достались замурованные в железобетон бюджетные средства, перекрытые нерестилища рыб в верховьях рек Нерль и Кубря, ГЭС без возможности выработки электроэнергии, разоренное сельхозпредприятие, а на месте лечебного профилактория сейчас находится большой частный загон для выгула пары десятков свиней. Сегодня о тех грандиозных планах власть имущие из «скромности» уже не вспоминают, так как открываются новые горизонты, о которых они скоро задорно расскажут перед очередными выборами. Все что сегодня можно выжать полезного для бюджета из этой никчемной плотины — штрафы на рыбаков, что и происходит. А за что их штрафовать, в правилах о рыболовстве найдется, даже и не сомневайтесь.

Александр Девяткин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

9 − 7 =