Отмахнулись, как от назойливой мухи

Накануне своего 75-летнего юбилея Фаина Михайловна Гиляревская вместе с квитанциями на оплату за газ и прочие коммунальные услуги получила письмо, повергшее ее в шок, от которого она до сих пор не может оправиться…

В письме оказалось постановление от 10 апреля нынешнего года, согласно которому пожилая женщина, стоявшая в очереди на улучшение жилищных условий 27 лет, исключена из списка очередников.

— Основанием для снятия с учета послужило то, что я, как пишется в постановлении, «обеспечена жилым помещением общей площадью учетной нормы на одного человека», — говорит, едва сдерживая слезы, Фаина Михайловна. — Неужели за 40 лет безупречной работы на предприятиях города я заслужила такого отношения, к тому же в канун своего 75-летия? Да, у меня есть дом, но ему уже более 55 лет. Он в таком состоянии, что дальнейшее в нем проживание опасно для жизни. Когда я об этом сказала, то мне в мэрии посоветовали создать комиссию, которая, возможно, признает дом не пригодным для жилья. Только вдумайтесь: мне, пожилому человеку, создать комиссию?! Вот уже верно говорят, что сытый голодного не разумеет…

Дом №73 по улице Южная 2-й проезд — собственность Фаины Михайловны. Строили с мужем в 60-х годах прошлого столетия. Вынуждены были, так как сама она в Переславль приехала по распределению после окончания института, а у родителей мужа — комната в полуподвальном помещении в доме на улице Конной.

Строили из того, что смогли приобрести по доступной цене. Поэтому стены — дощатые, между досками стекловата, наружная отделка — вагонка, внутренняя — сухая штукатурка.

Участок, который им выделили под дом, оказался заболоченным. Со строительством дороги, ситуация с его подтоплением только усугубилась. Каждую весну подпол заливало водой, что, естественно, не лучшим образом сказывалось на фундаменте. Когда родились дети, сделали пристройку, как и дом — из того, что было доступно по цене.

В 1988 году Гиляревские обратились в исполком с заявлением на улучшение жилищных условий, которое было удовлетворено — их поставили в очередь.

Шли годы. Дети выросли и уехали, муж умер. Вот уже девять лет Фаина Михайловна живет одна в доме, который ремонту практически не подлежит. Держится он лишь благодаря ее усилиям. В последние годы пожилая женщина стала мастером по заделыванию трещин и дыр.

— Эта стена пристройки, как беременная женщина, — шутит она, показывая на довольно большую выпуклость, которая действительно напоминает живот женщины на сносях. — Все мои попытки выровнять ее — напрасны, как, впрочем, и трещины заделывать. Вот жду, когда она «разродится», и не дай Бог это произойдет зимой… Пристройка мне не нужна, но сносить ее рискованно, так как может рухнуть стена основной части дома — пристройка для нее своего рода подпорка. Продать дом, но где потом жить? Дочь зовет к себе под Ленинград, но я не могу, это все равно, что пересадить старое дерево. Да и дочь уже не молода, к тому же ее муж инвалид первой группы, внуки…

С фасада дом выглядит вполне прилично. Но это на первый взгляд. Настораживают скособочившиеся пристройка и веранда, ну а тыльная часть дома явно свидетельствует, что жить в нем действительно не безопасно. И не удивительно, ведь фундамент практически разрушился. И, судя по всему, укрепить его уже невозможно. О наличии воды в подвале свидетельствует ручеек, вытекающий через небольшое отверстие в фундаменте.

— Вчера утром я с трудом открыла дверь — вода мешала. Она залила не только дорожку от порога до калитки, но и сам порог, — говорит Фаина Михайловна. — Пришлось таскать песок, благо он у меня есть, и засыпать все. Я за это лето, наверное, не один центнер уже перетаскала, в том числе и в подвал, чтобы хоть как-то его осушить. Я понимаю, что дом — моя собственность и что все проблемы должна решать за свой счет. Понимаю и то, что если бы осталась в списке на улучшение жилищных условий, не успела бы ими воспользоваться. Меня удручает то, что в администрации отмахнулись от меня, как от назойливой мухи…

Чтобы признать дом непригодным для жилья, нужна независимая экспертиза. Тут чиновники правы. Только лишь на основании ее заключения Фаину Михайловну могут поставить на очередь как нуждающуюся в жилье. Но объяснить это пожилой женщине, сказать, что она должна делать, куда обратиться и так далее, они, видимо, посчитали излишним. Налицо факт равнодушия чиновников, которые по долгу службы имеют дело с живыми людьми, а не только с бумажками.

Тамара Воробьева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать − 9 =