Спасение Спаса

Третий месяц идет реставрация Спасо-Преображенского собора в Переславле. Руководит процессом Иван Иванович Селезнев — реставратор с тридцатилетним опытом работы по белому камню, глава белокаменной мастерской «Ваятель», мастер декоративно-прикладного искусства Владимирской области. Мы попросили его рассказать о работах на соборе.

— Иван Иванович, на информационном плакате написано, что работу ведут два предприятия. Как распределены между ними задачи?

— В прошлом году «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» сделали проект реставрации собора. Зимой прошел конкурс среди исполнителей, его выиграла «Росреставрация». Как видите, мы построили леса снаружи и внутри собора, ведем работы по плану.

Проектировщики из ЦНРПМ ведут авторский надзор. Это значит, что они приезжают на площадку, следят за выполнением поставленных перед ними задач, называют следующие цели, инструктируют наших работников.

— Разве весь этот порядок не записан в проекте?

— Конечно, порядок и методы работы заданы в проекте. Однако реставрация всегда выходит за рамки проекта. Каждая реставрация приводит к новым открытиям, предлагает новые загадки и решения. Например, в нашем проекте первой задачей было снять всю штукатурку и обмазку, покрыть собор гидрофобным слоем и снова покрасить его. Однако под штукатуркой мы нашли удивительные граффити. Возникает вопрос — как изменить проект, чтобы сохранить эти граффити, чтобы показывать их людям? Для этого мы хотим оставить несколько участков белого камня, защитив их не известкой, а другим покрытием.

— Мне казалось, что здания белят для защиты. Но если кусок поверхности останется без покрытия, он будет разрушаться?

— Реставраторы называют это «зондаж с удалением штукатурки». На стене будет открытый участок, который покажет вырезанные фигуры, крестики, буквы. Нынешняя химия позволяет защитить его без штукатурки и окраски.

— Последний раз Спасо-Преображенский собор реставрировали десять лет назад. Неужели каждые десять лет его надо ремонтировать заново?

— В 1959 году в Переславле открылась реставрационная мастерская. До 1966 года понемногу ремонтировали крышу и купол, убирали осыпавшуюся масляную роспись с внутренних стен, установили памятную доску. В 1985-1987 годах прошла серьезная и широкая реставрация. Мастера почистили и оштукатурили стены, дополнили утраченные фрагменты камней, заменили изношенную железную кровлю на медное покрытие. Восстановили надгробия переславских князей. Реставрация 1987 года была сделана на высшем уровне, все восстановленные ими фрагменты отлично держатся.

Двадцать лет спустя, в 2002-2005 годах, стены собора были очищены и оштукатурены известковым составом. Смогли, наконец, отреставрировать железные двери, сняли сплошную зеленую краску и открыли цветочный орнамент накладных деталей. Проверили, починили и покрыли масляной краской медную кровлю. Заново позолотили крест.

Сравнительно с прежними, наши нынешние работы — это самые обширные и надежные работы. Они приведут к лучшему результату, потому что технологии развиваются год от года.

— Что уже сделано за июнь и июль?

— На первом этапе мы работали водой, смывая слои вековой штукатурки. Водяная помпа подает воду под давлением до 200 бар. Такой метод позволяет снимать верхнее покрытие, оставляя чистый известняк.

Теперь идет вычинка отдельных камней. Это долгий процесс. Поврежденные камни надо обеззараживать, удаляя мох и плесень. Ослабленные части надо пропитать укрепляющим составом. Некоторые камни приходится вынимать и обрабатывать со всех сторон. Очищенный и загрунтованный камень мы ставим на место и заливаем специальным раствором.

В тех местах, где белый камень разрушился, мы дополняем его декоративным известковым составом, подбирая подходящий цвет. Таким же составом будут накрыты каменные подоконники и уступы на трех фасадах.

— С наружными стенами понятно. Что происходит внутри собора?

— Идет реставрация мраморного иконостаса, где восстановлены сколотые места. Мастер зачистил повреждения, промыл их, заложил восполнения из искусственного камня. На пломбах мы положим верхний слой под цвет мрамора, докомпоновка будет неотличима от камня.

Утраченные кресты на царских вратах и на северной диаконской двери будут сделаны из цельного мрамора и поставлены на внутренних штырях. Сейчас мы ищем подходящий камень для этой работы. Он должен совпадать с оригинальным по цвету и фактуре.

Мы очищаем купол и крышу от ядовито-зеленой краски, которая так не нравилась переславцам. Под ней открываются медные пластины естественного золотистого цвета. После ремонта мы покроем их тёмной матовой краской, которая не будет резать глаза.

В соборе сохранились кусочки масляной живописи, есть рисунок над винтовой лестницей и на колоннах. Сейчас художник укрепляет эти фрагменты.

— Что будет сделано дальше?

— За восемьсот лет на стенах собора появились трещины между камнями. Мы заполним их полимерным раствором. Для этого вдоль каждой трещины делают отверстия, промывают и увлажняют кладку, вводят арматуру и заливают раствор под высоким давлением. Жидкая смесь растекается по внутренним пустотам, заполняя даже самые мелкие щели. Застывший раствор по физическим свойствам повторяет белокаменную кладку. Чем медленнее он густеет и сохнет, тем крепче будет сцепление с древними камнями.

Еще одна проблема — это гидроизоляция. Собор стоит в низине, со всей площади к нему стекает вода. Год за годом пористый белый камень по капиллярам затягивает эту воду и отсыревает. Поднимаясь внутри камня, подсоленная вода растворяет известняки. В сухое время образуются соляные кристаллы, которые разрушают камень вокруг себя. Понемногу каменные стены расслаиваются, становятся рыхлыми и хрупкими. Чтобы остановить этот процесс, мы сделаем новую гидроизоляцию. Каменные стены будут пронизаны тонкими каналами, по которым мы зальем водонепроницаемое вещество. Застывая между плитами, оно превратится в прочный слой, через который не проходят почвенные воды.

— Вы давно занимаетесь реставрацией. Скажите, пожалуйста, наш собор чем-то отличается от построек, на которых вы работали? Он чем-то вас удивил?

— На первый взгляд кажется, что переславский собор — самый простой, поэтому здесь не может быть удивительных открытий. Однако они есть. Южная и восточная стены густо покрыты резными граффити. Их особенно много на южной и центральной апсидах. Здесь и простые крестики, и мальтийские, и кресты на голгофах, и узорные украшения с надписями и каймой. Сейчас, когда полностью смыта стенная штукатурка, эти граффити отчетливо видны. Есть камни, покрытые правильной сеткой, как будто это строительный прием.

Второе серьезное открытие таилось прямо у входа. 2 августа мы очистили навершия в порталах кованых дверей. Когда была смыта краска и стерта ржавчина, нам открылась гравировка: единорог, лев и две птицы, связанные затейливым цветочным орнаментом.

Казалось бы, двери собора у всех на виду. Однако зеленая и серебристая краски в несколько слоев закрывали эти фигурки. Новую краску наводили поверх старой, не добираясь до металла. Поэтому звери были найдены только теперь.

Пара из единорога и льва не могла появиться на дверях случайно. Это важные символы царской власти, которые были на монетах, печатях и знаменах в годы правления первых царей Романовых. Возможно, двери появились уже в 1626 году, при ремонте собора после Смутного времени.

— Спасибо за рассказ, Иван Иванович. Мы уверены, что после ваших работ Спасо-Преображенский собор станет еще выразительней и содержательней для музейно-туристического показа. И, конечно, целый век не потребует никакой реставрации!

Андрей Фоменко, Переславский музей-заповедник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 × 5 =